Воспоминания об академии

на главную страницу сайта

"Военное обозрение " сайта

Академия им. Говорова

 

ВОСПОМИНАНИЯ О МАРШАЛЕ АРТИЛЛЕРИИ
БАЖАНОВЕ ЮРИИ ПАВЛОВИЧЕ

Осенью 1955 года я с отличием закончил Артиллерийскую радиотехническую академию. Командование факультета хотело оставить меня в академии преподавателем на одной из кафедр. В это время в академию прибыл новый начальник - генерал-лейтенант Юрий Павлович Бажанов. Я был вызван к нему на беседу. Он при мне изучал мое личное дело и высказал свое недовольство, что при службе в войсках до поступления в академию у меня было строгое дисциплинарное взыскание. П его мнению я был недостоин быть преподавателем. Однако после беседы с начальником факультета полковником Г.И. Просихиным Ю.П. Бажанов изменил свое мнение, и я был назначен преподавателем. Так я убедился, что новый начальник принимает решение не только по тем записям, которые имеются в личном деле, но и по реальным результатам службы.
18 лет служил я в академии, начальником которой в это время был генерал-лейтенант Ю. П. Бажанов, которому впоследствии были присвоены высокие воинские звания генерал- полковника и маршала артиллерии. В начальный период службы под его руководством мне приходилось сталкиваться с ним эпизодически. Запомнились в этот период ежегодные инспекторские опросы, которые начальник академии проводил в сентябре. На этих опросах каждый преподаватель и слушатель представлялся, если это требовалось, высказывал свои просьбы. Со многими Ю.П. Бажанов беседовал, задавал вопросы, интересовался успехами в службе и учебе. Преподавателей допрашивал о работе над диссертациями, постановкой новых учебных дисциплин и т.д. Если требовалось тут же принимались решения.
Дважды в год - в мае и ноябре организовывались парады войск Харьковского гарнизона. Принимал парад маршал артиллерии Ю.П. Бажанов, показывая мастерское владение ездой на лошади. Подготовка к параду начиналась за месяц в утренние часы до начала занятий. Юрий Павлович лично присутствовал на тренировках наблюдая за отработкой строевых приемов и зачастую демонстрируя своим подчиненным свою строевую выучку.
Будучи дежурным по академии, я однократно докладывал маршалу Ю.П. Бажанову о приеме и сдаче дежурства. Довольно часто он ставил перед заступающим на дежурство офицером дополнительные задачи. Например, объявить учебную пожарную тревогу в подразделении обслуживания, проверить состояние чердаков и т.д. О результатах выполнения задания необходимо было доложить при сдаче дежурства.
15 марта 1967 года в академии произошел пожар. В этот день я был дежурным по академии. Маршал, который в это время находился в театре, был немедленно оповещен и вскоре прибыл в академию. Выслушав мой доклад, он приказал немедленно доложить оперативным дежурным в Москву и Киев. Каких либо замечаний он не сделал. Вел он себя исключительно спокойно и выдержанно. Лично осматривал последствия пожара и убыл домой около часа ночи, убедившись, что огонь полностью погашен. На другой день в 9.00 он уже был на службе. Как показало расследование, причиной пожара было замыкание электропроводки. За успешное тушение пожара и помощь пожарным ряд офицеров получил благодарности.
Весной 1969 года во время одной из случайных встреч маршал Ю.П. Бажанов обратился ко мне совсем не по уставному: "Мне так хочется с Вами поговорить, зайдите, как ни будь при случае". Зная Юрия Павловича как человека сурового, я был озадачен таким обращением. На беседе он довольно долго расспрашивал меня о службе, о семье, о планах на будущее. В заключение сказал: "Мы хотим назначить Вас начальником кафедры. Справитесь?" Тут же спросил мое мнение о будущем заместителе. Вскоре я был назначен начальником кафедры вычислительной техники.
Я длительное время наблюдал поведение маршала артиллерии Ю.П. Бажанова во время встреч, заседаний совета академии, на учениях и конференциях, на совещаниях и на занятиях по командирской подготовке. У меня сложилось устойчивое мнение о его характере, поведении и деятельности. На мой взгляд, это был суровый, жесткий и требовательный человек. Видимо, в своем поведении он подражал нашим высшим руководителям - И.В. Сталину и Г.К. Жукову. Он считал, что его подчиненные должны все свои силы отдать служению социалистической Родине. Задачи, которые он ставил, требовали не только больших усилий, но и творческого подхода и проявления инициативы. Вместе с тем и к себе он относился с высокой требовательностью. У него не было, как теперь говорят, "хобби". Все свои силы он отдавал службе. Своими действиями Юрий Павлович хотел принести пользу социалистическому государству. Неоднократно я слышал от него слова: "Это негосударственный (или государственный) подход". Суровость и требовательность у него сочеталась с такими качествами, как отходчивость, полное отсутствие злопамятства, справедливость и бескорыстие. Он мог сурово отчитать того или иного офицера за упущения в службе, но на другой день вести себя так, будто никакого разговора о недостатках не было.
В работе по руководству академией Юрий Павлович проявлял глубокое понимание стоящих задач, тщательность, глубокое проникновение в сущность тех или иных процессов. Он часто посещал кафедры, приходил на занятия, беспокоился об оборудовании лабораторий, беседовал с офицерами и служащими, проверял оборудование аудиторий и других помещений и т.д. Можно сказать - непрерывно держал руку на пульсе академии.
Можно суверенностью сказать, что свою главную цель маршал Ю.П. Бажанов видел во всемерном обеспечении высокого уровня подготовки выпускников академии. Главным средством решения этой задачи считал отбор, подготовку и воспитание преподавательских кадров академии. В этом отношении он четко руководствовался партийным лозунгом - "кадры решают все". Начальники факультетов, кафедр, служб, преподавательский состав тщательно отбирались и проверялись на практической работе. Ошибок в этой области у Юрия Павловича практически не было. Большое внимание он уделял подготовке научно- педагогических кадров высшей квалификации - докторов наук. Для многих офицеров, работающих над докторскими диссертациями, создавались благоприятные условия - уменьшение учебной нагрузки, предоставление творческих отпусков, назначение на должности старших научных работников и т.д. Результаты были налицо. Количество докторов наук быстро возрастало, вокруг них формировались научные школы, результаты исследований внедрялись в учебный процесс.
Высокие требования Юрий Павлович предъявлял и к адъюнктам академии. Главная задача адъюнкта состояла в обязательном представлении диссертации к концу срока обучения. Такие жесткие рамки заставляли соискателей кандидатских степеней интенсивно работать, а руководителей активно направлять и контролировать их работу. Адъюнктов, которые бы не завершили работу над диссертацией в то время было крайне мало.
Маршал артиллерии Ю.П. Бажанов был человеком высокой культуры. Он хорошо разбирался в музыке, большое внимание уделял работе академического оркестра, который пользовался успехом не только среди военных, но и в городе Харькове.
Любимой песней Юрия Павловича была песня:

  Горела роща под горою,
А вместе с ней горел закат,
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.

Хорошо была организована самодеятельность. Систематически проводились вечера отдыха, в клубе давались концерты. На них выступали как приглашенные артисты, так и представители самодеятельности академии. Как правило, на таких концертах присутствовал Юрий Павлович со своей супругой.
Не обошла вниманием начальника академии и работа академического женсовета. Для руководства женсоветом он пригласил незаурядную женщину - Н.А. Бондаренко, которая показала себя хорошим организатором и руководителем. Юрий Павлович активно помогал ей в работе, лично рассказывал женщинам о задачах, стоящих перед академией, присутствовал на заседаниях женсовета.

26 марта 2005 года.
А.А. Метешкин,полковник в отставке, доктор технических наук, профессор, бывший начальник кафедры академии


ВОСПОМИНАНИЯ О ЮРИИ ПАВЛОВИЧЕ БАЖАНОВЕ


Маршал артиллерии Юрий Павлович Бажанов командовал академией в течение 18 лет, с 1955 по 1973 год.н внес огромный вклад в ее развитие. Под его руководством академия заняла одно из ведущих местсреди высших военно-учебных заведений страны.
Мне довелось работать с Юрием Павловичем более 16 лет, в том числе и его заместителем. Маршал Ю.П. Бажанов был сложной и колоритной фигурой и в рамках короткой заметки представляется возможным остановиться лишь на некоторых его чертах.
Прежде всего хотелось упомянуть такие его качества, как принципиальность, честность, ревностное отношение к службе, сочетание высокой требовательности с заботой о подчиненных. Юрий Павлович с чрезвычайной скрупулезностью изучал людей, знал их слабые и сильные стороны. Исключительное внимание он уделялподбору и расстановке кадров, пристально следил за их ростом. Глкбоко понимая, что преподаватель - центральная фигура академии, он с особой тщательностью подбирал офицерор и служащих СА на эти ключевае должности.
Обладая исключительно высокой работоспособностью, маршал Ю.П. Бажанов не прощал халатного отношения к работе со стороны подчиненных, был непримирим к равнодушию, в чем бы оно не проявлялось.
Юриц Павлович всемерно содействовал развитию науки а академии, поддерживал тесные личные контакты с научно-исследовательскими институтами, полигонами, предприятиями оборонных отраслей промышленности. Он регулярно выезжал в войска, встречался с выпускниками академии, искренне радовался их успехам.
Ю.П. Бажанов был всесторонне образованным, высококультурным человеком, тонко разбирался в изобразительном искусстве, в музыке. При его активном участии был созда музей И.Е. Репина в Чугуеве, музей чехисловцкого братства в пос. Соколово, мемориал славы в Харькове. Он дал путевку в большую жизнь таким известным артистам, как народный артист СССР Н.Манойло, солист ансамбля песни и пляски имени Александрова Жайворонок, талантливый скрипач Васильев-Липецкий и многие другие.
Неоценим его вклад в развитие физичесской культукы и спорта в академии. Многие спортивные команды занимали призовые места на состязаниях в Министерстве Обороны и в Войсках ПВО.
В разносторонней деятельности по руководству академией главное внимание Юрий Павлович, конечно, уделял обучению и воспитанию слушателей, наращиванию научно-методического потенциала академии. Слушатели высоко ценили эти устремления начальника академии, уважали его беззаветный ьруд. Многие поколенья питомцев академии и ныне несут службу в различных уголках нашей Родины. Они с любовью вспоминают машала артиллерии Ю.П. Бажанова, а академию называют его словами - "Наша славная академия".

В.Ф. Ширяев, генерал-майор в отставке, бывший заместитель начальника академии, кандидат технических наук, доцент.

 


ДВА ЯРКИХ ГОДА

Годы стремительно несутся, все более удаляя нас от того теплого августовского дня 1977 года, когда мы после успешной сдачи экзаменов впервые оказались в стенах Военной инженерной радиотехнической Академии имени Л.А.Говорова в качестве слушателей факультета руководящего инженерного состава. Сегодня мы все еще на действительной военной службе в Российской Армии, и трудно представить, что с тех пор минуло без малого три десятка лет. Конечно, два года учебы в Академии на фоне этого >солидного срока не кажутся такими уж долгими. Можно сказать, эти годы пролетели незаметно. Но это если речь вести о календарном сроке. Если же судить о том следе, который оставили эти два года в нашей жизни и нашей службе, то здесь надо использовать совсем иную шкалу ценностей. И тогда оказывается, что эти годы за всю нашу службу были, возможно, одними из самых ярких и насыщенных.
Почему же такой яркий след в нашей памяти оставили эти два года?
Во-первых, неизгладимое впечатление произвел на нас сам город Харьков - теплый (если не считать студеную зиму 1978 года), уютный, ухоженный. Конечно, было большой удачей оказаться в нем после маленьких, запрятанных в глуши лесов военных городков, где мы проходили службу после окончания Минского ВИЗРУ ПВО.
Во-вторых, мы были молоды - на момент поступления нам обоим было по 26 лет. И хотя мы уже успели послужить в войсках, набраться войскового опыта, поучаствовать в боевых стрельбах на полигоне в Балхаше и даже получить повышение по службе, нам представлялось, что вся жизнь впереди. Мы с оптимизмом смотрели в будущее и жадно вбирали в себя все, что давалось в Академии, и что должно было сослужить хорошую службу в дальнейшем. Вооруженные силы в тот период были как никогда мощными, служба в армии была престижной. И несмотря на молодость мы понимали, какая ответственность лежит на нас за будущее Войск ПВО, наших зенитных ракетных войск. Учиться, учиться и учиться - этот девиз нами воспринимался не как пустой лозунг, а как осознанная необходимость, как руководство к действию. Имея уже солидную базу знаний, приобретенную за годы учебы в МВИЗРУ, мы, как могли, пополняли ее в Харькове. Дальнейшая наша служба показала, что старания были не напрасны.
И, конечно же, говоря о двух годах, проведенных в Харькове, как ярком периоде нашей жизни, нельзя не вспомнить о том, с какой теплотой, вниманием и заботой относились к нам наши командиры и преподаватели, как умело и доходчиво умели они донести до нас самый сложный, самый трудно воспринимаемый материал. По прошествии многих лет мы можем сделать вывод, что уровень преподавания в Академии был настолько высок, что приобретенных за годы учебы в ней знаний хватило не только для дальнейшей успешной службы, но и для достижения определенных высот в науке.
Если бы попросили назвать фамилии преподавателей, которые, на наш взгляд, не в полной мере отвечали каким-либо требованиям, мы бы затруднились это сделать прежде, а тем более не смогли бы сделать и теперь.
Зато с большой благодарностью и теплотой вспоминаем лекции и занятия по математике (И.В.Сухаревского, А.Н. Волощенко), антенным устройствам (Я.С.Шифрина), приемно-передающим устройствам. Но самое неизгладимое впечатление на нас оставило преподавание таких дисциплин, как военная экономика (В.М.Закорюкин), радиолокация (Я.Д.Ширман, В.Н.Манжос, А.И.Николаев) и инженерно-ракетное и ракетно-техническое обеспечение (Ю.М.Медведев, А.Ф.Маслов, А.П.Ковтуненко, Б.А.Демьянчук, Л.Г.Раскин, Н.А.Шершнев, Н.Я.Кузь).
Не для красного словца будет сказано, что буквально все преподаватели вкладывали душу в процесс нашего обучения. Учебного материала было много, на каждом занятии он сыпался как из рога изобилия, в этом плане преподаватели нас не щадили. Но все конкретно, все по существу, ничего поверхностного и наносного. Сейчас остается только удивляться, как командованию и профессорско-преподавательскому составу Академии удалось спрессовать в эти два короткие года такой мощный багаж знаний, которого хватило каждому из нас на весь оставшийся срок службы, а многим - и после увольнения в запас.
Нам кажется, что такому плодотворному процессу обучения во многом способствовала та деловая, и в то же время творческая атмосфера, которая царила в те времена в Академии благодаря усилиям не только всего преподавательского коллектива, но и, в первую очередь, командования (начальника ВИРТА ПВО генерал-полковника В.Н.Кубарева, его заместителя по учебной и научной работе генерала-лейтенанта А.С.Челпанова, начальника политотдела генерал-майора Е.М.Дворянского). Мы испытывали на себе и строгость установленных в Академии правил, поддерживающих на должном уровне дисциплину, и доброжелательное отношение отцов-командиров, с пониманием и вниманием относившихся к нашим нуждам. Политотдел не обременял нас показушными мероприятиями, никому не нужными отчетами, спокойно, без суеты, тихо и профессионально делал свое дело. В Академии никогда не пустовали ни стадион, ни спортзал, ни клуб. Там и слушатели, и их жены, и дети имели все возможности реализовать свои спортивные и творческие способности. Один из нас в свое свободное время посещал спортивные секции, второй чаще пропадал в клубе, участвуя в самодеятельности, в выставках живописи и пр. Запомнились грандиозные праздничные концерты, вечера отдыха, выступления заезжих и местных знаменитостей.
Безусловно, нормальные условия для учебы и быта, занятий спортом создавало для нас и командование четвертого факультета и курса (генерал-майор М.В.Морозов, полковник Н.М.Кутынцев, полковник В.Г.Сторожев, полковник В.А.Файст). Мы с благодарностью вспоминаем с каким вниманием и, можно сказать, отеческой заботой относились к нам, молодым офицерам (тогда на первом курсе мы оба были в звании старший лейтенант) эти солидные и заслуженные люди. Нам особенно памятно, как без бахвальства и тени превосходства, словно со своими соратниками общался с нами заслуживший в бою звание Героя Советского Союз полковник Н.М.Кутынцев. Такое отношение к младшим товарищам, своим подчиненным старались проявлять в своей службе и мы, когда сами оказались в роли начальников.
Итак, общее наше впечатление, что как ни хороши были годы, проведенные в Харькове, все же срок обучения пролетел мгновенно, оставив неизгладимый след в памяти и солидный научный и теоретический задел знаний, который пригодился и был значительно пополнен в ходе двадцатисемилетней службы во 2 ЦНИИ МО РФ, где мы оказались сразу по окончании Академии. Причем все годы дальнейшей нашей деятельности прошли на ниве развития зенитного ракетного вооружения, развития и совершенствования организации технического обеспечения войск ПВО, непревзойденной кузницей теоретической базы и кадров которой до сих пор считается ВИРТА ПВО.
Уважаемый читатель! Эта часть воспоминаний написана нами совместно, хотя поначалу наши впечатления о годах учебы в ВИРТА мы изложили на бумаге отдельно. Но оказалось, оценки этих прожитых в Харькове лет настолько схожи, что не имело смысла их излагать дважды. Думается, схожесть наших оценок и взглядов не случайна. Во-первых, мы ровесники: родились в самой середине прошлого века с разницей в полгода. Во-вторых - земляки: оба родились в Белоруссии, на Гродненской земле. В-третьих, одновременно, с разницей в один год учились в МВИЗРУ, затем по выпуску оба проходили службу в Московском округе ПВО на одинаковых должностях на одной и той же системе С-200. В-четвертых, в ВИРТА мы оказались в одной учебной группе и овладевали знаниями бок о бок, затем по выпуску вместе были направлены для дальнейшего прохождения службы в Калинин (ныне - Тверь). И, наконец, двадцать седьмой год до сегодняшнего дня опять же бок о бок мы служим и занимаемся научной деятельностью во 2 ЦНИИ МО РФ в одном и том же научно-исследовательском управлении. Мы надеемся, что всей своей работой и службой оправдали высокое звание "Говоровец".
Несмотря на схожесть наших жизненных путей, конечно же, у каждого из нас своя судьба, свои собственные воспоминания и свои, так сказать, анкетные данные. Поэтому для рассказа о себе и своих личных впечатлениях, ощущениях и переживаниях, связанных с поступлением и учебой в Академии, позвольте еще взять каждому слово в отдельности.

Приступюк И.А. полковник, заместитель начальники научно-исследовательского управления 2 ЦНИИ МО РФ, доктор технических наук, профессор, лауреат Национальной премии "Золотая идея", выпускник ВИРТА 1977 года.

Талан С.В. полковник, кандидат технических наук, сотрудник 2 ЦНИИ МО РФ, выпускник ВИРТА 1977 года.

 

ГЕНЕРАЛ ОРЛОВ О. Е. ВСПОМИНАЕТ ОБ АКАДЕМИИ

Для каждого выпускника АРТА учеба в академии была значительным и незабываемым этапом жизни, предопределившим всю нашу дальнейшую служебную деятельность и судьбу. Учебе в академии было отдано более пяти лет нашей молодости. Нам всем тогда было около тридцати лет. Академия дала нам не только огромную сумму фундаментальных и самых современных теоретических знаний и практических навыков, но и научила творчески мыслить , иметь по любому серьезному вопросу свое собственное аргументированное мнение, умение вести научную полемику, целеустремленно и напряженно работать и добывать новые знания. Наблюдения за лучшими профессорами и преподавателями академии давали примеры педагогического мастерства, показывали, как нужно и как не нужно учить. Все это было чрезвычайно ценно для последующей самостоятельной творческой деятельности. На производственной практике, проходившей на радиотехнических заводах Москвы и Харькова, мы имели возможность обучаться и слушать лекции ведущих конструкторов радиолокационной техники, видеть все технологические процессы производства элементной базы радиолокатора до его полной сборки и сдачи органам военной приемки. Мы были в курсе самых перспективных технических идей и решений в радиолокационной технике. Это была действительно высшая школа не только по названию уровня подготовки, но и по своему качеству.
Наш набор 1950 года отличался от предыдущих наборов своей многочисленностью. Набирали более 220 человек, в том числе на наш факультет ИА и РТВ было принято более 80 человек.
Конкурс на вступительных экзаменах был более 3 человек на место и отбор был жесточайший, как анкетных, так и по уровню общеобразовательной подготовки, причем, последний критерий был определяющим. Принимал нас начальник факультета генерал - лейтенант авиации Король, он нас вел первый курс, затем его сменил инженер - полковник Занегин.
Среди абитуриентов были и бывшие фронтовики в звании до подполковника включительно (Щеглов) и недавние выпускники училищ - лейтенанты и даже был один младший лейтенант.
Все холостяки жили в общежитии академии на площади Руднева, а семейные - осваивали частные квартиры на Журавлевке и Рашкиной Даче. Им академия давала комнаты на выпускном курсе.
Независимо от прошлой военной специальности всех принятых на факультет сделали "летчиками" и переодели в авиационную форму.
Курс наш был дружный, сплоченный фронтовой и курсантской солидарностью, мы были все единым коллективом и в учебе, и в спорте, и в часы отдыха. Могли позволить себе и безобидную шутку, и показать свой характер. Например, будучи на 4 курсе на факультетском партсобрании мы выбирали партбюро факультета и в числе заранее "подработанных" кандидатур был один майор со 2 курса, мы его не знали, ничего к нему не имели. Но нас удивило, почему в числе кандидатов нет нашего обычного члена бюро - начальника кафедры тактики РТВ полковника Покроева, а мы его уважали. Пришла идея этого неизвестного нам майора вычеркнуть, а Покроева приписать в бюллетени. На перерыве, пока писали бюллетени, была проведена работа среди пятого, нашего и третьего курсов с установкой майора вычеркнуть, Покроева дописать. И каково же было удивление президиума и всех, когда объявили, что майор забаллотирован, а Покроев прошел, избранный более, чем сотней голосов.
Или случай на выпуске. Он совпал по времени с очередной антиалкогольной кампанией, и руководство академии пыталось ограничить выпускной вечер какими-то холостяцкими посиделками. Узнав об этом, мы заявили, что придем на выпускной вечер только в том случае, если это будет настоящий, достойный события банкет с женами. Это ведь и для них праздник. Иначе придем только на официальное построение для вручения дипломов. Доложили наше требование маршалу Бажанову и он приказал сделать банкет по высшей форме и на выпускном вечере присутствовал сам и нас всех поздравил. Так создавались традиции.
Курсом нашим бессменно руководил подполковник, а затем полковник Попов, мы его все звали "папа", начальниками академии в период нашей учебы были генерал - лейтенант артиллерии Герасимов Антон Владимирович, позже - заместитель начальника Генштаба по электронике - генерал - полковник, затем генерал - полковник артиллерии Жданов, позже - начальник ГРАУ, а выпускал нас генерал - полковник артиллерии (позже маршал) Божанов Юрий Павлович.
Заместителем начальника академии по учебной и научной работе был генерал - майор Шеин, имевший богатый боевой опыт применения радиолокационной технике в обороне Ленинграда. Учебный отдел бессменно возглавлял полковник Долгов.
Кафедрой техники РТВ руководил инженер - полковник Кузнецов Виктор Иванович, позже руководивший НИИ радиопротиводействия. Лучшим преподавателем и методистом на кафедре был подполковник Кащенко (позднее полковник). Мы у него учились не только самому предмету, но и методике его преподавания.
Все общенаучные дисциплины читались в академии по программе радиотехнического факультета Харьковского университета и в основном его профессорами и доцентами. Преподавались эти все науки весьма фундаментально. Мы даже иногда спрашивали преподавателей, а зачем нам, военным инженерам, не только различные теоремы Коши, уравнения мембраны и струны, но и их выводы, мы же не теоретики математики и физики. А нам отвечали; "Математика - гимнастика мозга". И в этом они, в общем-то, были правы. Теоремы мы, конечно, никогда не употребляли в практике, но логике мышления нас научили.
Навсегда запомнились доцент Ландкоф, читавший лекции по высшей математике в темпе спортивного репортажа: "Удар, еще удар - предел, интеграл".
Прекрасно читал лекции по физике профессор Корсунский и очень умно и корректно принимал экзамены. Он обращал внимание не на формальное запоминание предмета, а на понимание существа физических процессов. На его экзаменах можно было свободно пользоваться любыми источниками и справочниками, но если не понял суть вопроса, это делу не помогало. Два - три вопроса вне билета и становится ясно, знает слушатель материал или нет. Интересно читал курс передатчиков начальник кафедры полковник Ягодин, весьма занимательно давал курс приемников полковник Виленский, теоретические основы радиолокации читал нам широко известный полковник Ширман (позднее генерал). Помню преподавателя воздушной стрельбы и теории вероятности майора Алехова, доцента Абрамова, читавшего сопромат и многих других преподавателей.
Был счастлив встретить в академии и своих первых учителей азбуки радиолокации подполковников Лыкова и Ванина, которые, будучи лейтенантами, давали нам на шестимесячных курсах в ВВШ ПВО КА знания по первым РЛС РТВ "Пегматит" и "Редут". В академии они вели курсы на других факультетах (артиллерийских).
Не могу не вспомнить своего руководителя по дипломному проектированию Молодова Бориса Ивановича, начальника кафедры АФУ, одного из разработчиков первой системы радиолокационного опознавания самолетов "Я свой". Диплом я писал на тему: "Антенно - фидерная система РЛС сантиметрового диапазона, устойчивая к воздействию ударной волны ядерного взрыва". Руководитель был удобен тем, что предоставлял мне полную самостоятельность в работе, и встречались мы с ним дважды: при вручении мне объемного задания на проектирование и сдаче готового дипломного проекта на проверку и допуск к защите. Защита прошла успешно. А в 70 годах мы с Борисом Ивановичем были коллегами, начальниками кафедр в ВКА ПВО им. маршала Советского Союза Жукова Г.К.
Следует заметить, что наш выпуск несколько отличался от предыдущих. Во-первых, он был несколько ускоренным (курс обучения на 5 курсе был сокращен на полгода). Во-вторых, к нему было повышено внимание Главного штаба ПВО и лично Главкома маршала Советского Союза Бирюзова С.С., который посещал академию в начале нашей учебы на 5 курсе и был у нас на факультете. Кроме того, в феврале - марте 1955 года академии присвоили имя маршала Советского Союза Говорова Л.А. и мы стали первыми "говоровцами", а также академия получила открытое наименование (раньше она была в\ч). Это дало нам право заказать наш выпускной альбом в лучшем фотоателье города. Курс доверил мне организацию изготовления этого альбома. Альбомы мы сделали именные с персональной компоновкой для каждого выпускника и с полным названием академии на титульном листе. На этот альбом не стыдно взглянуть и через полвека после выпуска. Хорошая память и начало традиции.
Выпускники факультета получили самые различные назначения - это и противоракетная система обороны Москвы, и высокие штабы, и НИИ-2 МО и другие научные центры, испытательные полигоны, высшие учебные заведения (КВИРТУ, АРТА и другие) и, конечно, радиотехнические войска - инженерами и командирами частей. Я, как имеющий командный опыт, тоже был назначен командиром 5 отдельного радиотехнического батальона в Забайкалье (г. Улан-Удэ). По выпуску мне было присвоено звание инженер-подполковник. Роты батальона располагались вдоль границы с Монголией на территории Бурятской АССР. Часть оказалась не из лучших. Существовала она четвертый год и ни разу по итогам года не получала удовлетворительной оценки. До меня уже были сняты три командира части. Личный состав части и ее техника были собраны с разных других частей по принципу "с миру по нитке". Нужно было сделать часть боеспособной, началась служба в круглосуточном режиме. На вооружении состояли РЛС типа П-2М, П-3, один П-8 и один П-20.
Как оказалось, командир с высшим военным образованием для Забайкальского военного округа был "первой ласточкой", все командиры частей и не только ПВО были "практики" с многолетним стажем и средним и даже неполным средним образованием. Эпоха совершенной техники и образованных кадров только начиналась. Кадровики округа и корпуса ПВО считали, что командиры частей "старого" закала с офицерами с высшим образованием могут иметь конфликты, поэтому всех выпускников академий и первых выпускников высших училищ направляли ко мне, говоря "он с ними справится". И через год у меня в части было уже кроме меня и врача 10 офицеров с высшим образованием. Прислали даже выпускника военного факультета института телемеханики, хотя АСУ у нас еще не было и в помине. Подготовка кадров опережала поступление техники. Но части это не вредило. По итогам года она впервые получила уверенную удовлетворительную оценку, и встал вопрос на Военном Совете округа о перепрофилировании 5-го отдельного радиотехнического батальона в 97 радиотехнический полк с дислокацией штаба и КП в г. Иркутске. Снова пополнение сборной из разных частей техникой и личным составом, снова доводка вновь сформированных рот до уровня боеспособности и развертывание их на боевых позициях, бытовое обустройство, и все это на фоне круглосуточного боевого дежурства и периодических учений разных уровней. Служба была напряженнейшей, выручали энтузиазм и молодость.
Летом 1958 года я получил из штаба корпуса бумагу с объявлением условий приема в адъюнктуру Военной командной академии ПВО (г. Калинин).
При внимательном изучении документа выяснилось, что полностью требованиям участия в конкурсе удовлетворяет в части только один человек - ее командир. Я связался с кадровиком корпуса и стал с ним обсуждать ситуацию. А он меня спрашивает: "А Вы сами как смотрите на участие в конкурсном отборе?". Тогда уже я его спрашиваю: "А Вы отпустите?". На что он ответил: "Пишите рапорт, рассмотрим". Честно говоря, я об этом даже не думал, в работе было не до того. Стали мы с женой взвешивать все "за" и "против" и, в конце - концов, решили рискнуть. Я подал рапорт, ему дали ход и стал я адъюнктом ВКА ПВО, которая была создана всего два года назад, имела у себя единицы ученых и тех не военных наук
Итак, все опять с нуля. Нам (а нас было 6 человек) предстояло учиться в адъюнктуре самостоятельно на свой страх и риск. Но через 3 года мы должны были представить к защите кандидатскую диссертацию. Опять свободное плавание, упорный поиск и труд. Тем не менее, все адъюнкты написали и защитили диссертации и были назначены преподавателями академии, двое из них стали начальниками кафедр, а один - начальником факультета.
В 1962 году, сразу после защиты диссертации, начальник академии Главный маршал авиации Жигарев назначил меня начальником кафедры радиотехнических войск, которую я и возглавлял до декабря 1980 года. За это время на кафедре было подготовлено более 30 кандидатов наук (для академий и других ВУЗов), написано 3 учебника, серия учебных пособий, кафедра участвовала в разработке "Боевого Устава РТВ" и ряда наставлений и руководств для войск, выполнила ряд НИР, заданных Главным штабом ПВО.
Как-то в конце учебы в адъюнктуре мне довелось встретиться с маршалом артиллерии Яковлевым Н.Д. и иметь с ним интересную беседу. Он в то время был в ВКА председателем ГЭК по выпуску слушателей. Встретившись в один из перерывов в работе комиссии, я поприветствовал маршала и напомнил ему, что он был и на нашем выпуске в Харькове пять лет тому назад. Он живо поинтересовался моей службой в войсках и мы незаметно перешли к теме инженерной подготовки командиров в войсках и ее несоответствии уровню поступающей на вооружение техники, заговорили об инженерной подготовке и выпускников этого года. Видимо, эта тема волновала маршала. В этой беседе я высказал мысль о необходимости усиления инженерной подготовки будущих командиров - выпускников ВКА ПВО. И, в частности, о том, что пока в академию набирают офицеров, окончивших средние военные училища, необходимо увеличить срок обучения в академии на год для усиления их инженерной подготовки, готовя их как командиров-инженеров, способных уверенно и со знанием дела использовать многообразное радиолокационное вооружение в боевой обстановке. На выпуске сдавать не экзамены, а писать и защищать диплом, в том числе и с элементами инженерной тематики. Маршал отнесся к этой идее с интересом и меня поблагодарил. Как выяснилось потом, эта наша беседа не осталась без последствий. Маршал Яковлев поговорил об этом с другим зам. Главкома генерал - полковником Зиминым Г.В., большим ревнителем высокой технической подготовки офицеров. И состоялось решение. С нового учебного года ВКА ПВО было предписано учить слушателей по новой программе командиров - инженеров, добавив для этого один учебный год, и с защитой дипломов при выпуске. Эта мера позволила поднять уровень инженерной подготовки будущих командиров. Программа была реализована при подготовке примерно десяти наборов слушателей, пока не стали в академию поступать офицеры, окончившие не средние, а высшие Военные училища.
Наши командиры - инженеры прекрасно себя проявили не только в войсках, но и в научных и испытательных центрах и на полигонах.
Но решение предложенной мною программы досталось и мне самому, когда я был назначен начальником кафедры. Идею надо было превратить в реальные учебные курсы, которые надо было еще создать, а времени на это оставался один семестр. В процессе обсуждения ситуации на кафедре было решено ввести на факультете РТВ два курса: "Материальная часть РТВ" и "Теоретические основы построения радиолокационного вооружения РТВ (ТОП РТВ)". Тогда такого учебного курса не читалось нигде, и его нужно было создать. В курсе систематизировались все известные науке принципы радиолокационного обнаружения воздушных целей, определения их координат, опознавания и защиты от естественных и преднамеренных помех, рассматривались все современные технически возможные решения этих задач, пределы их применимости и естественные ограничения, иллюстрировалась конкретная реализация этих решений в конкретных образцах существующего парка РЛВ, оценивалась возможность их применения в перспективной технике. То-есть, курс давал широкий кругозор возможных инженерных решений с анализом их достоинств и недостатков. Курс же материальной части РТВ на примере двух конкретных образцов РЛС (одна сантиметрового и одна метрового или дециметрового диапазона), углубленно изучалась практическая реализация некоторых технических решений, при этом основные системы образца изучались по принципиальным схемам. Изучение же других образцов техники, стоящей на вооружении войск, проводилось в виде знакомства с техническими решениями, примененными в основных системах образца, оценки режимов их работы и достигаемых боевых возможностей РЛС в каждом из них.
Названные курсы были в срок разработаны и прочитаны слушателям, через год были изданы учебные пособия по ним. А еще через год и учебник для войск и ВУЗов ПВО.
Мы, выпускники АРТА, гордились тем, что наш учебник "ТОП РЛВ" был признан и использовался в учебном процессе в нашей Альма-матер.
В заключение хочется отметить, что система подготовки слушателей АРТА была ориентирована на привитие навыков творческой самостоятельности, что позволяло нам успешно справляться с любыми новыми задачами, которые выдвигала жизнь.


Орлов О.Е., генерал-майор, выпускник АРТА 1955 года


АКАДЕМИЯ В МОЕЙ ЖИЗНИ

1. Путь в Академию.
Хочется начать с того, что моя служебная и личная судьба сложились под мощным влиянием Харьковской Академии, принадлежностью к выпускникам которой я горжусь и с благодарностью всегда помню и почитаю "АLMA MATER".
В далеком 1952 году после окончания средней школы я поступил учиться в Горьковское радиотехническое училище Войск ПВО Страны. Преподавателями основных дисциплин в училище были выпускники АРТА. Физические основы радиотехники и радиолокации преподавали подполковник Левин и майор Трегуб, материальную часть новейшей по тем временам радиолокационной станции П-20 преподавал подполковник Уланченко. Были, наверно, среди преподавателей и другие выпускники АРТА, но именно названные выше офицеры привили мне любовь к радиолокации, радиотехнике и дали глубокие и прочные знания своих предметов.
Это были увлеченные своей профессией высококвалифицированные специалисты, блестящие офицеры, люди высокой культуры. До сих пор сохранились в памяти лекции и практические занятия, отличавшиеся отточенными методиками их проведения,

использованием замечательных наглядных пособий, действующих макетов различных радиотехнических устройств. В училище я стал настоящим радиотехником, могущим самостоятельно читать принципиальные схемы радиотехнических устройств, а схемы систем РЛС П-20 я изучил наизусть, мог самостоятельно настраивать и ремонтировать аппаратуру станции. Именно от преподавателей училища - выпускников АРТА - я впервые услышал восторженные рассказы о Харьковской Академии и уже тогда у меня родилась мечта поступить в нее учиться.

ПРОНЮШКИН

Альберт Васильевич

1934 года рождения, Россия, гор. Тверь.
Полковник в отставке, кандидат технических наук, старший научный сотрудник, профессор Академии военных наук, Лауреат премии Совета Министров СССР 1989 год, награжден орденом "Красная Звезда" 1978 год, выпускник АРТА им. Говорова ЛА, 1962 года факультет №2.


После окончания училища с отличием в 1955 году я был направлен для прохождения дальнейшей службы в город Курск в только что организованный 9 научно-испытательный центр боевого применения истребительной авиации Войск ПВО Страны. Центр был предназначен для проведения испытаний новых наземных и бортовых радиолокационных станций и автоматизированных систем управления. За два года моей службы в центре прошли испытания радиолокационные станции П-30, П-15, АСУ "Воздух", двухместный истребитель ЯК-25 с бортовым радиолокационным прицелом РП-5 и другие образцы новой техники. Среди испытателей было много выпускников АРТА, они составляли основу научно-испытательного коллектива. Руководителем научно-исследовательской и испытательной части (НИИЧ)- заместителем начальника центра был инженер-подполковник Конторов Давид Соломонович, опытный, прошедший войну специалист по радиолокации, выпускник АРТА 1951 года, ставший в последствии известным ученым. Среди выпускников академии в центре работали Матвеев С.П., Белянский Р.И., Перуанский Е.И., Сенчаков Г.В., Сиротинин Е.С., Алферьев Н.П., и многие другие.
После объединения 2НИИ ПВО (Евпатория) с 9 НИЦ (Курск) в 1957 году и образованием 2НИИ МО в городе Калинине специалисты-выпускники АРТА 9-го НИЦ составили основу научных подразделений НИИ-2МО по направлениям РТВ, АСУ и авиации ПВО а так же вошли в состав научных подразделений по другим направлениям. Значительную часть из них составляли выпускники АРТА.
По прибытии в Курск, я был назначен техником опытного командного пункта и подключен к испытаниям АСУ "Воздух" в части основной ее подсистемы - съема и передачи радиолокационной информации о воздушной обстановке - "Паутина". С целью ее изучения в составе группы офицеров я был направлен в Москву на предприятие - разработчик (244 НИИ), где участвовал в заводских испытаниях и доработках системы "Паутина". Училищная подготовка позволила мне за четыре месяца изучить новую и довольно сложную аппаратуру и научиться самостоятельно ее эксплуатировать. Именно это мне и пришлось делать во время совместных испытаний системы "Воздух" в Курске, которые длились более года.
По окончании испытаний в апреле 1957 года, по поручению Конторова Д.С. я переправил из Курска в Харьков транспортным самолетом ЛИ-2 комплект аппаратуры "Паутина" для установки ее в Академии для учебных целей. Это была первая аппаратура первой АСУ, разработанной для Войск ПВО, поступившая в Академию.
Я, конечно, с энтузиазмом выполнял эту работу - ведь впервые увидел замечательный солнечный город Харьков, да еще прибыл в АРТА с таким важным заданием. Монтаж и настройку аппаратуры я делал в одной из лабораторий Академии, мне активно помогали инженеры-лейтенанты Александр Хрупало и Игорь Тихомиров - сотрудники лаборатории, недавние выпускники КВИРТУ. Всю эту работу курировал заместитель начальника Академии по научной работе полковник Кузнецов Виктор Иванович.
В течение трех недель работа была полностью закончена, аппаратура работала устойчиво, на учебном командном пункте, где был установлен электронно-оптический планшет отображения воздушной обстановки, входивший в комплект аппаратуры "Паутина", автоматически отображались трассы воздушных целей. По тому времени это было очень ново и интересно, ведь до поступления такой аппаратуры в войска было еще далеко, а в Академии она уже работала. Этот эпизод свидетельствовал о высоком авторитете Академии и заботе о ней ее выпускников.
По инициативе полковника Кузнецова В.И. начальник Академии генерал-полковник артиллерии Бажанов Ю.П. с группой руководящего состава прибыл на учебный командный пункт, для ознакомления с работой установленной аппаратуры. Показ прошел успешно и заместитель начальника Академии полковник Кузнецов В.И., представил меня начальнику Академии, как специалиста, оказавшего помощь в перевозке, установке и запуске аппаратуры. Бажанов Ю.П. поблагодарил меня за помощь, а я, набравшись смелости, попросил разрешения обратиться и, получив его, сказал, что очень хочу поступить учиться в Академию и прошу его решения допустить меня к вступительным экзаменам, если это возможно, в этом году.
Генерал Бажанов слегка нахмурился, выдержал паузу и сказал, что это можно будет сделать, если от командования нашей части будет соответствующее письмо. Не трудно представить какое волнение испытал я, дожидаясь ответа на свой вопрос, и какая радость охватила меня, когда я понял, что ответ начальника Академии положителен.
Как на крыльях летел я в Курск, чтобы доложить Конторову Д.С. о выполнении его задания и о разговоре с генералом Бажановым Ю.П.
Нужное письмо при активном содействии моих начальников - выпускников АРТА Конторова Д.С. и Матвеева С.П. было написано и выслано в Академию на имя генерала Бажанова Ю.П.. Вызов скоро пришел, я сдал вступительные экзамены и стал слушателем АРТА. Так сбылась моя заветная мечта.
Несколько слов о поступлении.
В 1957 году конкурс был пять человек на одно место. Контингент поступающих - офицеры в званиях от лейтенанта до капитана, в основном окончившие нормальные средние военные училища, прослужившие от двух до семи лет. Приема слушателей без офицерских званий из числа выпускников средних школ уже не было. Требования к знаниям поступающих на вступительных экзаменах были очень жесткими, особенно по математике и физике. После сдачи экзаменов по этим предметам отсеивалось так много кандидатов, что конкурса уже практически не было. Такой отбор тогда был еще возможен, так как в войсках кандидатов на поступление в Академию для обучения по фундаментальной пятилетней программе было много. Это позволяло набирать довольно сильный состав слушателей, способный освоить сложную программу обучения. Лучшие выпускники пополняли ряды преподавательского состава, происходил рост научного, методического уровня кафедр, авторитета и значимости Академии.
Требования к качеству знаний слушателей были очень жесткими. Так после первой зимней сессии с первого курса, нашего факультета из ста слушателей за две двойки на экзаменах (в основном по математике и физике) было отчислено и отправлено обратно в войска более двадцати офицеров. Отчисления за неуспеваемость были и потом. Последний слушатель был отчислен после летней сессии с третьего курса, причем перед принятием этого решения его вызвали для собеседования на специально созванный совет, состоящий из авторитетных начальников кафедр и преподавателей, и возглавлял этот совет заместитель начальника Академии по учебной работе генерал-майор, профессор Шеин. Все это свидетельствует о том, что учебный процесс был организован очень серьезно, а требования к уровню подготовки выпускников был высоким.

2. Годы учебы в Академии.

АРТА 50-х - 60х годов прошлого века являлась одним из лучших ВУЗОВ страны. Академия, располагалась в самом центре Харькова, на площади Дзержинского, в красивейшем многоэтажном архитектурном комплексе, состоящем из нескольких зданий, объединенных друг с другом и составлявших целый квартал с двумя обширными внутренними дворами. Фасадная часть состояла из центральной башни и симметричных боковых зданий - крыльев. Красота и величие всего этого впечатляли. Аудитории, классы, лаборатории, их оборудование, библиотеки, читальные залы, все было на высшем уровне.
Главным же, конечно, были люди - постоянный состав Академии - командование, преподаватели, персонал лабораторий и служб.
Начальник Академии генерал-полковник артиллерии Бажанов Юрий Павлович - видный военачальник, заслуженный боевой генерал, яркая личность. Он был неутомимым тружеником, вкладывавшим свои силы, волю, боевой опыт в развитие учебной базы, в организацию научной и учебной работы. Работа всех кафедр и служб, была очень напряженной, учебный процесс был организован безукоризненно, высокая дисциплина и требовательность чувствовались во всем.
Главное, что удалось генералу Бажанову ЮП с его коллективом это широко развернуть научную работу на кафедрах по актуальным для развития вооружения ПВО тематикам, вести эту работу в контакте с ведущими организациями - разработчиками вооружения, военными НИИ, внедрять в учебные программы новые достижения науки и развития военной техники.
К преподаванию в академии, наряду со штатным составом привлекались высококвалифицированные преподаватели харьковских ВУЗОВ и, прежде всего, из государственного университета, что способствовало поддержанию высокого уровня математической и общетеоретической подготовки слушателей.
Академия поддерживала деловые контакты с Главным штабом Войск ПВО, с управлениями, заказывающими вооружение, с полигонами, участвовала в разработках и испытаниях новых образцов вооружения. Сам генерал Бажанов ЮП неоднократно возглавлял комиссии по испытаниям.
Все это давало мощные импульсы роста научного потенциала Академии, уровня преподавательского состава, а, следовательно, и уровня подготовки выпускников и составляло "секрет" роста значимости и авторитета Академии, позволившего ей занять достойное место в числе ведущих ВУЗОВ Страны.
В 1962-м году пять лет напряженной учебы завершились. За это время каждый из нас, благодаря усилиям многих кафедр, преподавателей, командиров-воспитателей стал другим человеком, получил фундаментальную подготовку военного инженера, а многие и начальный опыт научной работы на кафедрах, приобщился к не формальному, но реально существующему сообществу выпускников АРТА, постоянно действующий центр которого всегда находился в стенах Академии.
В памяти на всю жизнь остались имена замечательных преподавателей. По математике Сливняк И.М., по теории электрических цепей Пинскер А.П., по теории электромагнитного поля Колобков Д.С., по теоретической механике Флексер Э.С.. Их знания, искусство чтения лекций, проведения семинарских занятий были достойны восхищения и мы восхищались ими.
Основной из общеобразовательных кафедр, конечно, была кафедра теоретических основ радиотехники и радиолокации, возглавляемая известным ученым и замечательным преподавателем Ширманом Я.Д.. Именно эта кафедра формировала нас, как специалистов по радиолокации. Усилиями Ширмана Я.Д., Штительмана Б.И., Черняева Л.К., Бусыгина И.Н. и многих других были разработаны современные учебные курсы радиотехники и радиолокации на основе использования аппарата теории вероятностей, теории статистических решений, математической статистики, теории информации. По инициативе этой кафедры кафедрой высшей математики впервые был разработан и блестяще прочитан Сливняком И.М. в течение первого семестра третьего курса цикл лекций по основам теории вероятностей и математической статистике. Этот курс очень пригодился нам в последствии и даже выделил наш выпуск перед выпускниками предыдущих лет, не получивших такой подготовки.
Хорошую подготовку, как радиоспециалисты, мы получили на кафедрах приемных устройств - Штерк М.Д., передающих устройств - Гарбер И.С., электронных и ионных приборов - Эпштейн С.Г..
С большой благодарностью вспоминаю профилирующую кафедру Алехова Л.И. и его преподавателей Соколова А.Л., Маглеванного Н.Я., Любушкина М.С., Гущина Ю.Г., Зябкина В.Г..
Леонид Иванович Алехов - высококвалифицированный специалист-ракетчик, человек, увлеченный своей профессией, замечательный преподаватель сумел ввести нас в сложный мир теории наведения, дать прочные знания в этой области и даже привить любовь к ней.
В целом годы учебы остались в памяти, как праздник жизни, период, в течение которого я находился в поле зрения и под опекой мудрого и доброго гения, который уверенно и твердо вел меня в мир настоящего высшего военно-инженерного образования. И, хотя лиц у этого гения много, ощущение их единства пожалуй является определяющим, имя его - Академия Говорова Л.А..

3. После окончания Академии
Выпускники первого и второго факультетов 1962 года в значительной степени был распределены на полигоны в НИИ, учебные центры. Я окончил второй факультет с отличием и в составе 22-х выпускников разных факультетов был назначен на должность младшего научного сотрудника 2НИИ МО в город Калинин, (ныне Тверь). Здесь я прослужил до увольнения в запас и работаю до сих пор.
Место моей службы 2ЦНИИ МО РФ, город Тверь.
Набережная реки Волги в городе Твери, справа от церкви виден один из корпусов 2ЦНИИ МО РФ.

Начальником института в то время был Герой Советского Союза, генерал-лейтенант артиллерии Ниловский Сергей Федорович. В 1962 году он был председателем Государственной выпускной комиссии в АРТА и отбор выпускников для института происходил под его непосредственным руководством.
По прибытии в институт мне сразу же повезло - я попал в отдел, который возглавлял Конторов Д.С. Отдел занимался перспективной тематикой, целью которой было создание радиолокационной системы обнаружения баллистических ракет и искусственных спутников Земли. Тематика по тем временам мало знакомая, очень наукоемкая, требовавшая более широких знаний, чем академический курс. Главное было в том, что работа эта требовала самостоятельного владения математическим аппаратом теории статистических решений, математической статистики и их приложениями. В начале мне показалось, что эти трудности не преодолеть, но постепенно знания и навыки самостоятельной работы накапливались и уже через год кое-что стало получаться. Именно тогда я начал понимать, что подготовка, полученная в Академии, является основой, позволяющей движение вперед по пути овладения новыми областями знаний и, главное - самостоятельным их применением для решения практических научных задач.
В целом работа и служба сложились у меня удачно. Мне довелось стать участником создания и ввода в строй системы предупреждения о ракетном нападении, познакомиться и совместно работать с видными специалистами в области радиолокации, обработки информации, системотехники, конструкторами новейших радиолокационных систем, видными военачальниками. В целом работа по проблематике СПРН заняла в моей жизни и службе 17 лет с 1962 по 1979 годы. Вместе с пятью годами учебы в Академии это был наилучший период в моей жизни.
В 1967 году я защитил кандидатскую диссертацию по тематике, СПРН. С 1973 по 1980 годы я - начальник отдела радиолокационных комплексов СПРН. В эти годы усилиями многих организаций была создана и бурно развивалась эта стратегически важная, необходимая для страны система. Мне посчастливилось быть "на острие атаки" при разработке испытаниях и вводе в строй новейших по тем временам мощных радиолокационных станций обнаружения и определения параметров движения баллистических ракет с полностью автоматическим режимом работы. Их создание означало мощный научно-технический прорыв, совершенный нашей страной в то время. Я горжусь, что мне довелось быть участником этой огромной работы государственной значимости, а путевку в нее дала мне Академия.
С 1980 года я - заместитель начальника первого управления института - начальник головного отдела по научному обоснованию и разработке Программы развития вооружения Войск ПВО. Это было новое направление, которое пришлось осваивать, опираясь на образование, полученное в Академии и на полученные знания и опыт за годы самостоятельной работы. Думаю, что и с этой задачей мне в какой-то степени удалось справиться. В 1989 году мне в коллективе авторов проекта Программы вооружения была присуждена Премия Совета Министров СССР.
За время службы в институте, я занимался подготовкой научных кадров, был научным руководителем у девяти адъюнктов и соискателей, восемь из которых успешно защитили кандидатские диссертации. Среди них - адъюнкт-заочник нашего института, главный инженер армии СПРН, генерал-майор Панченко Виктор Павлович, выпускник Академии, защищал свою диссертацию на Ученом Совете ВИРТА в 1976 году.
Связь с Академией у меня была очень тесной, особенно после организации кафедры по тематике СПРН. Первым ее начальником был Кир Исаакович Штейнгауз, человек авторитетный, энергичный. Он внес большой вклад в организацию подготовки специалистов и постановку научной работы по тематике СПРН. Коллектив кафедры практически постоянно участвовал в выполнении проводимых нами НИР и ОКР, испытаниях и учениях. В свою очередь я, в качестве соавтора, участвовал в написании учебника по радиолокационной технике СПРН, изданном в Академии, по мере возможностей оказывал содействие кафедре в плане привлечения ее сотрудников к выполнению комплексных НИР и ОКР.
Приемником К.И. Штейнгауза на должности начальника кафедры стал генерал-майор, профессор Пудовкин Владимир Тихонович, который так же внес большой вклад в ее дальнейшее развитие и взаимодействие Академии с институтом.
В 1989 году я с большим удовольствием повышал квалификацию на двухмесячных курсах в Академии, слушал лекции и сам проводил занятия с постоянным составом по перспективным направлениям развития средств СПРН. Словом, мои деловые контакты с Академией были практически постоянными.
После увольнения с военной службы, с 1991 года продолжаю работать в 2ЦНИИ МО РФ (такую абревиатуру имеет теперь наш институт) на должности начальника сектора, старшего научного сотрудника. Кроме того, с 1990 года руковожу научно-техническим центром, организованным на базе института, который проводит НИОКР по тематике ПВО, имеет лицензию на их проведение.
Несколько слов о сослуживцах-однокашниках, выпускниках АРТА 1962 года.
Из 22-х назначенных в институт моих коллег - сокурсников более половины защитили диссертации, стали видными специалистами, занимали высокие должности. Так Григорьев А.П. - начальник управления РТВ, Алехин Ю.Т. - заместитель начальника управления средств автоматизации работы штабов, Юдин А.В. - заместитель начальника управления АСУ, Шаповалов Ф.А. - начальник отдела РЭБ.
Краткие сведения о них и фотографии приводятся ниже.
Остальные тоже успешно работали и служили в институте и других местах, никто из них не уронил чести и достоинства нашей Академии.

4. Заключение

Для меня, как и для большинства ее выпускников, с которыми я общаюсь, расформирование нашей Академии - огромная моральная утрата. Уверен, что это большая материальная утрата и для государства, которое ее допустило, ведь потенциал Академии, как учебного заведения и крупного научного центра, был огромным. Его сохранение и должное использование вполне могло себя окупить. Трудно сейчас прогнозировать что-то на будущее, но все-таки хочется надеяться, что здравый смысл когда-нибудь восторжествует и Академия "восстанет из пепла". Залогом этого являются ныне живущие выпускники, преподаватели, специалисты, командиры - реальные носители ее огромного потенциала, которые при наличии воли государства и общественности могут справиться с такой задачей.

Выпускники АРТА 1962 года - сотрудники 2НИИ МО

Алехин Юрий Тимофеевич, полковник в отставке,кандидат технических наук, старший научный сотрудник, профессор Академии военных наук, бывший заместитель начальника управления средств автоматизации штабов.

Григорьев Алексей Петрович, полковник в отставке,кандидат технических наук, старший научный сотрудник, бывший начальник управления радиотехнического вооружения.

Юдин Александр Васильевич, полковник в отставке, кандидат технических наук, старший научный сотрудник, бывший заместитель начальника управления АСУ.

Шаповалов Федор Антонович, полковник в отставке, кандидат технических
наук, старший научный сотрудник, бывший начальник отдела РЭБ.

Январь 2006 года, город Тверь, Россия.

Пронюшкин А.В., полковник в отставке, кандидат технических наук, старший научный сотрудник, профессор Академии военных наук.



КРУПНЫЙ ОРГАНИЗАТОР УЧЕБНО - ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА

Многие поколенья постоянного состава хорошо помнят Ивана Александровича Лыкова, высокрквалифицированного военного педагога, крупного организатора учебно-воспитательного процесса, научно-исследовательской работы и подготовки научно-педагогических кадров.
Иван Александрович родился в Верховажском районе Вологодской области, остался сиротой в трехлетнем возрасте. Невыносимые условия жизни с детства закалили его, воспитали в нем трудолюбие, стремлене самостоятельно жить, работать и учиться. Судьба в юности привела его в Ленинград, где он перед войной почти закончил учебу в Ленинградском электротехническом институте, в перые месяцы войны солдатом участвовал в тяжнлых оборонительныъ боях, а затем экстерном сдал экзамены за Военную академию связи.
Много лет с1942 по 1977 год И.А. Лыков плодотворно работал а нашей академии преподавателем, начальником профилирующей кафелры, начальником факультета. Около 10 лет Иван Александрович трудился в должности заместителя начальника академии по учебной и научной работе. Он глубоко понимал сущность подготовки инженеров для Войск ПВО, обладал высокой военно-технической культурой, научной эрудицией, творчеством, хорошим знанием вооружения и методов его применения
Исключительное внимание уделял укреплению коллективов кафедр, повышению научно-педагогического состава академии, подбору, воспитанию и расстановке ведущих кадров - начальников кафедр и их заместителей.
Во главу угла он ставил развитие учебного процесса, на основе научных исследований, тематика которых вытекала из интересов совершенствования преподавания учебных дисциплин. Под его непосредственным влиянием с середины 60-х годов в академии сформировались базовые, фундаментальные дисциплины по радиолокации, приемным и передающим устройствам, импульсной технике и электродинамике. Особое внимание И.А. Лыков уделял првышению научности профилирующих дисциплин, тесной их увязке со спкциально-техническими дисциплинами.
Повседневной его заботой было развитие учебно-материальной базы кафедр академии. Старожилы помнят, что он ни одного дня не пропускал, чтобы не посктить какую-либо кафедру, где он лично давал рекомендации, радовался успехам, сердился, когда находил недостатки, требовал их устранения.
Невозможно переоценить роль Ивана Александровича в повышении психолого-педагогических знаний преподавателей академии. В рамках командирской подготовки, программы университета педагогики и психологии он регулярно выситупал с лекциями, вкоторых поднимал актуальные проблемы военной педагогики. Им подготовлены и изданы научно-методические материалы, вкоторых представлен его личный педагогический опыт, обобщен опыт вндущих преподавателей академии.
И.А. Лыков пользовался постоянной поддержкой маршала артиллерии Ю.П. Бажанова и генерал-полковника В.Н. Кубарева, что давало ему большие возможности для творчества в работе, претворения в жизнь его глубоко продуманных решений. Он заслужил большой авторитет и глубокое уваже-ние у всего личного состава академии. Прибыв в академию (тогда в Высшую военную школу ПВО) молодым старшим техником-лейтенантом Иван Александрович закончил службу в ней генерал-лейтенантом, профессором, заслуженным работником высшей школы УССР.
Генерал-лейтенант Лыков И.А. много лет работал на ответственной должности первого заместителя начальника Главного управления военно-учебных заведений МО СССР, где внес большой вклад в совершенствование учебно-воспитательного процесса в академиях и военных училищах. Беззаветное отношение к служебному долгу, напяженная творческая работа, жизнь по принципу - все отдавать любимому делу не жалея себя - привнла к трагическому финалу: при исполнении служебных обязанностей в возрасте 67 лет Иван Александрович скоропостижно скончался. Его супрпга Людмила Константиновна, всю жизнь проявлявшая о нем заботу, поддерживавшая Ивана Александровича во всех перепитях осталась одна. О Людмиле Александровне следовало бы почаще вспоминать всем тем, кто трудился с Иваном Александровичем.
Генерал-лейтенант И.А. Лыков оставил неизгладимый след в становлении и развитии нашей академии, в судьбах многих людей. Его творческое наследие изучали и развивалие работавшие в академии руководители подразделений, все без исключения преподаватели.

А.С. Челпанов, генерал-лейтенант в отставке, выпускник академии, кандидат технических наук, профессор, заслуженный деятель высшей школы УССР.

Посещение академии им. Говорова изобретателем первого двухпозиционного радиолокатора противовоздушной обороны РУС-1 (1932 -1933 год) Ощепковым П.К.

comments powered by Disqus