Дело Сноудена: разговор начистоту.

    Часть I. Что страшного рассказал Сноуден?

           Говоря о деле Сноудена, надо заметить одну весьма удивительную вещь. Несмотря на то, что Сноуден решил остаться именно в России, подавляющее большинство россиян в целом равнодушны к проблематике, которая стоит за всемирным скандалом, связанным с именем этого человека.
           Казалось бы, Обама "бьется в истерике" (как пишут европейские СМИ), ведущие американские политики грозятся бойкотировать сочинскую Олимпиаду, европейские страны одна за другой выражают дипломатические протесты США, а в России, приютившей странного молодого человека, который вдруг решил немотивированно разрушить свою карьеру и судьбу, дело Сноудена обсуждается статьями на уровне актуальных репортажей с места событий или даже политических анекдотов.
           Впрочем, и в Европе большинство мирных обывателей не намного умнее: статистические опросы, проведенные в таких продвинутых странах, как Дания и Швеция, где живут традиционно сдержанные, собранные и осторожные люди, показали, что около половины населения этих стран относится равнодушно к тому, что за ними "следят".

    А что еще нового, кроме "правды о всемирной слежке", рассказал миру Сноуден?

          Конспирологические теории и так все знают, а про слежку за пользователями через мобильники и компьютеры знают даже дети.
          Люди в Европе, да и в России, относятся равнодушно к слежке за ними по трем причинам, но эти причины отличаются.
          В Европе они примерно такие: во-первых, "мы честные люди, нам нечего скрывать"; во-вторых, "по-настоящему следят только за преступниками, ибо дело это дорогое"; в третьих, "у нас правовое государство - следить следят, но вмешиваться вне закона не посмеют".
          В России третья причина иная: мне кажется, люди здесь в некотором смысле бессознательно отчаялись что-то либо изменить в этом отношении в своей жизни, поскольку помнят - кто по книгам, а кто и живьем - например, сталинскую эпоху. Да и последующее время. Реакция "непротивления злу насилием", а проще говоря, реакция бессилия перед всевидящим государством в пятом поколении у многих россиян перешла с уровня рефлекса к уровню инстинкта.
          Но дело даже не в этом.
          Дело в том, что все эти причины - ерунда, а главная причина равнодушия людей к слежке состоит в незнании реальной проблематики, которая стоит за делом Сноудена. В отсутствии в их головах той самой информации, владение которой, согласно известному выражению, означает владение миром. Вы заметили, наверное, что почти все мировые СМИ делают всё возможное, чтобы не привлекать внимания к деталям тех признаний, который сделал Сноуден? А ведь дьявол, как известно, лежит именно в деталях.
          Да, Сноуден не рассказал ничего нового о фактах массовой всемирной слежки Агентства национальной безопасности США. Он лишь официально и неопровержимо заявил о ее наличии. Но главное, что он сделал, - он рассказал, по существу, о ее новых технологиях и методах. О методах аналитики, уходящих ввысь от старой доброй Google Analytics и достигающих высот философских и психосоциальных осмыслений человеческого бытия в его ранее непостижимых глубинах. Именно это и стало принципиальным, всемирно-историческим без кавычек моментом в деле Сноудена.
           Английская шутка о том, что "полиция знает о вас больше, чем вы знаете сами о себе", впервые перестала быть шуткой в последнее время. И действительно, что мы знаем о себе? Если бы мы знали себя лучше, мы бы были тогда более совершенными людьми, мы бы избегали семейных конфликтов и пустого провождения времени, мы бы делали легче и успешнее карьеру и вообще добились бы в жизни большего. Разве нет? А теперь есть те, кто вот это знает о нас. И не о лидерах мафии, не о коррумпированных политиках и прочих преступниках, а о тебе и обо мне.
           Это не вопрос только слежки и сбора информации, теперь это затрагивает самые основы субъектного человеческого бытия, существо человека как экзистенциально суверенной личности.
           Понятно, что разговор идет о методах анализа. Известно, что критерий науки - это опыт и эксперимент. (В этом отношении бессмысленно, например, спорить о "научности" астрологии: весь вопрос в доступности статистической информации и верифицируемости данных.) За несколько лет новая наука о методах анализа данных выросла в науку размером с ядерную физику - и продолжает расти взрывообразными темпами. Это сама наука. А количество - объем самих данных растет в геометрической прогрессии по отношению к уточняемым, как швейцарские часы, научным теориям, питаемым этими данными.
           "И Вы всё равно купите именно этот стиральный порошок, если 13-го, в пятницу, в 5 часов вечера Вы перешли оживленную улицу на красный свет". Сноуден это подтвердил с документами в руках.
           Датские интернет-психологи и журналисты Эсбен Шубо (Esben Schouboe) и Расмус Паллудан (Rasmus Palludan) сравнивают метод восприятия человека следящими за ним аналитическими структурами с известной картиной Леонардо да Винчи "Витрувианский человек".
           "Витрувианское" и "виртуальное" перекликаются не случайно, это не просто игра слов. Да Винчи описывал своего "Человека" определенным образом, с помощью пропорций: "ступня составляет три ладони, локоть составляет шесть ладоней, шаг равняется четырем ладоням, размах человеческих рук равен его высоте..." и т.д. Но сама идея "оцифровки" человека принадлежала древнеримскому архитектору и механику Витрувию, в честь которого да Винчи и назвал свою знаменитую картину.
           Известно, что в основе взглядов Витрувия лежало представление об универсальном бъективном значении числовых закономерностей и пропорциональных отношений в строении Вселенной и человека. Так ли случайно "виртуальный мир" был назван позднее именно "виртуальным"? Понятно, что корень у слова другой, но авторы термина могли добавить мощных коннотаций и простой перестановкой букв.
           Исследование Института Гэллапа показало, что большинство людей не думают о том, что о них собирают информацию, когда они к скользят по просторам Интернета. Считается, что такой постоянный, автоматический сбор информации происходит обычно для более целенаправленной, адресной, контекстной рекламы. Сноуден предъявил улики, что нет - основные цели слежки совсем другие. О Боже мой, ну кому мы с тобой нужны! говорит обыватель. - Следить за нами всё время, анализировать - это же так дорого!" И вот в этом он тотально не прав. Хотя еще лет пять назад это было правдой.
           Сегодня объем собранной о людях информации и уровень ее автоматического(программного) анализа таковы, что можно сделать любого на выбор человека президентом какой угодно страны. Были бы свободные выборы!
           На зимние митинги Навального вывели без единого конструктивного лозунга! - сто тысяч человек. А могли вывести десять миллионов - и затопить живыми людьми страну. Это был только вопрос предпринятого усилия и затраченных средств. И своего тихого соседа вы завтра узнаете в "ливийском повстанце", пожирающем перед видеокамерами сердце убитого им "жандарма режима". Сноуден - программист, и он предъявил программы. А гуманитарий вроде меня лишь пожмет плечами: много ли молодых москвичей вышли на демонстрации в 1996-м, когда выборы были сфальсифицированы на 100%, рейтинг расстрелявшего парламент Ельцина был в минусе, а против Зюганова и КПРФ применялась даже не предвыборная, а военная пропаганда, как против Гитлера во время войны?
           Ничего подобного - мололдежь была активная и бесстрашная, выросшая на горбачевских свободах второй половины 80-х. И где, же они были тогда, эти 100 или 200 тысяч, когда реально решалась судьба страны? Их не было - просто потому, что тогда не было технологий. А большинство людей просто так никуда не пойдет. Так было в 1917-м, так же было в 1991-м. И что теперь - вообще запретить Интернет?!
           Я не "апологет режима" и дружелюбно отношусь к Навальному, но дело не в нем, разговор здесь совсем не о нем.

    Свобода слова против свободы личности

           Известный аналитик и историк Интернет Джеймс Гляйк, автор книги "Информация, История, Теория, Поток" (James Gleick, "Thе Information: History, Theory, Flood"), пишет с немного лицемерной иронией об этом колоссальном разрыве между общепринятым человеческим пониманием того, как собирается и анализируется информация, и тем, что происходит на самом деле:
           "Проблема в том, что миллионные массы людей, как слепые лемминги, маршируют парадным строем внутрь реальности, забыв о своих собственных идеалах неприкосновенности частной жизни... Мы уже внутри эпохи, когда Интернет соединил нас всех вместе посредством миллиардов вечных, вечно изменяющихся, но не уничтожаемых связей, обмотавших мир незримой проволокой..."
           Думаю, каждому человеку понятно, с чем ассоциируется слово "проволока" в голове европейца. Но проблема не в этом. Что люди плевать хотели на свои права и Конвенцию о правах человека, п. 8, где говорится, что каждый человек имеет неотчуждаемое право на уважение и неприкосновенность его частной жизни. Проблема изнутри общества не только в том, что люди пока не осознают происходящего, в частности того, что вся собираемая о них информация собирается и остается навечно. И с каждой новой порцией этой информации понимание данного конкретного человека оттачивается и уточняется. Проблема в другом.
           Проблема в том, что мы, во-первых, не можем сегодня избежать коммуникации. Могу сказать лично от себя: именно по этим причинам меня лично до сих пор нет в Фейсбуке, В контакте и т.п. Но я есть - и я есть в других местах Интернета. Например, пользуюсь ЖЖ и Gmail'oм. и значит, я ecть в базе данных "людей, которых нет в соцсетях и Фейсбуке". Иметь почти тысячу читателей в Живом Журнале - и при этом не быть зарегистрированным в Фейсбуке - согласитесь. это странно! Значит, я уже, вероятно, "имеюсь" в базе данных подозрительных людей… информацию о которых собирают особенно хорошо. Это самый банальный, но вполне реальный пример.
           Это знали и до Сноудена, но Сноуден предъявил новейшие факты. превзошедшие предсказания ученых. Профессор Оксфордско университета Виктор Майер-Шёнбергер рассказал не так давно в своей книге "Большая информация: Революция, которая изменит наш образ Жизни, Работы и Мысли" (Mayer- Schonberger V "Big data. The Revolutuion, th will transform how we Live, Work and Think), о том, как работает это собирание данных и плавно меняет наш образ мысли. Притом, что большинство людей знают, что в социальных медиа идет непрерывный сбор данных, которые потом продаются третьим лицам, якобы для использования в контекстной рекламе, но люди не представляют, насколько интимны эти детали.
           Информацию о посещаемых страницах - неуничтожимую и вечную - собирает не только наш браузер: такие поисковые машины, как Google, Apple и в особенности Google+ и Gmail, в которых задействованы так называемые "облачные" технологии, занимаются одновременно сбором и анализом нашей информации по многим параметрам: прослушанная музыка, сайты, пройденные взглядом тесты, наши письма, оплаченные счета и записи в соцсетях анализируются не только по частоте посещений или активности, но и по количеству букв и знаков, по типичным переходам от сайта к сайту, наконец, по времени до секунды, которое мы используем там или здесь.
           Даже когда мы читаем простой текст онлайн - записывается то, как долго мы читаем абзац, как быстро проматываем страницу, где задерживаемся глазами (есть поле на экране, обычно внизу, где взгляд задерживается дольше), наконец что именно мы копируем или просто (порой по ошибке двинув мышкой - добавлю с иронией от себя) в тексте выделяем. Потом эта информация анализируется, затем составляется наш специфический личностный портрет, который затем всё врем дополняется. И где некоторые особенности объекта наблюдений сопоставляются с аналогичными особенностями других людей - и в итоге создается глубочайше точное описание вас как человека. Описание, недоступное да осознания вам самим.
           Что тут самое важное? То, что случилось за последние полтора-два года.
           "Это настоящая революция, это новая эпоха, - пишет профессор Шёнбергер. - Еще совсем недавно это стоило очень дорого для компаний и государственных структур, собирать и анализировать данные - и это занимало немало времени. Поэтому считалось, что нужно собирать лишь необходимый минимум данных для того, чтобы достичь результата. Сегодня всё изменилось: сейчас стали собирать колоссальную массу данных, и это происходит автоматически и эффективно".
           То есть количество и качество собранны данных превосходят те цели и задачи, которые до сих пор ставили перед собой те, кто организовал этот всемирный сбор данных. Это значит, что с уже собранными данными можно добиться таких целей и решить такие вопросы, которые еще не начали не только решать, но даже планировать! В этом смысле дело Сноудена можно сравнить с захватом Британии германцами во главе с Вильгельмом I или, еще лучше, с Февральской революцией 1917 года в России. И (спровоцированный кем-то) Сноуден сегодня в роли генерала Корнилова пытается остановить грядущих большевиков...

    Что хуже - слежка или анализ?

           Простые люди, никогда не работавшие в разведке, не сидевшие в тюрьмах и не имевшие дела со спецслужбами, не могут понять, что происходит. Но даже простые люди всё чаще фиксируют, что, например, в их демократических странах иногда происходят вещи, которые никто в стране не поддерживает, но которые вдруг внезапно обретают повсюду, сверху донизу, массу горячих сторонников. Затем эти вещи быстро становятся необратимой реальностью, после чего массы шумных сторонников плавно исчезают. И правительство с президентом лишь молча разводят руками.
           Что возмутило больше всего европейских политиков (но не простых граждан) в деле Сноудена? То, что теперь поведением любого европейского (в частности) политика можно управлять не с помощью взяток и договоренностей, как раньше, а с помощью суммы информации, собранной о нем в Сети, на мобильнике, с банковской карты и т.п., и далее с помощью той программной матрицы, которая создается о нем и для него на основе всей собранной информации!
           Можно создать последовательную систему ситуаций, которые приведут нормального среднего человека к утрате семьи, попыткам самоубийства, наркотикам и алкоголизму. Или наоборот. Нормального среднего человека - почему даже его? Потому что - и это то, что рассказал Сноуден, - теперь это очень дешево и легко: детальным анализом, компаративными обобщениями и практическими предложениями по любому человеку теперь занимаются не люди, не высокооплачиваемые шерлоки Холмсы, а универсальные компьютерные программы, совершенствующиеся с каждым месяцем! Так что ресурсов хватит на всех и на каждого.
           Но вот что интересно: что именно заставляет Обаму "рычать и беситься"? Сенаторов - требовать бойкота Олимпиады в Сочи? Иными словами, что нового и ужасного рассказал миру молодой црушный "предатель и шептун"?
           Чтобы понять, что на самом деле произошло, давайте поставим вопрос по-другому. Почему так легко получилась "арабская весна" в Северной Африке и почему захлебнулся американский "Drang nach Osten" в Сирии? Да и в Египте уже всё пошло не совсем по спланированному сценарию? Дело, среди прочего, в том, что возникшее понимание (в частности, на Ближнем Востоке) того, какие технологии используются, привело местных политиков к выработке простейших "информационных противогазов" против этой "виртуальной газовой атаки".
           Сегодня та же Сирия сопротивляется совсем в другом формате, чем еще несколько месяцев назад. Война стала обычной, гражданской, больше похожей на "наши" чеченские войны, чем на ту головокружительно успешную фантасмагорию кровавых флэшмобов. которая имела место в Ливии.
           Но не только это стало причиной бешенства Обамы. Последствия раскрытия Сноуденом методов сбора и анализа информации стали скандалом мирового масштаба еще по другой причине. Теперь все события, которые будут происходить в мировой политике, а также в экономике, культуре и т.п. разных стран, начнут восприниматься всеми с поправкой на рассказанное Сноуденом. Если раньше любой европейский политик, выступающий в поддержку американских интересов в ущерб своим национальным, воспринимался как тот, к которому "нашли ключики", то теперь любое просто "плохое" поведение политика, любой жест коррупции, любая человеческая ошибка будут восприниматься в Европе как возможный результат манипуляции собранной информацией о нем.
           И виновник этого заранее известен. В любом солнечном ударе, хватившем бизнесмена на Кипре, в любой сосульке, упавшей на голову прохожему в Стокгольме, общественное мнение будет видеть возможную проделку глобальных американских спецслужб.
           Это смешно, но это так.
           Невозможно теперь будет для политика защищать и лоббировать в своей стране любые интересы, которые даже случайно могут совпадать с глобальными американскими интересами, и не быть при этом заподозренным в том, что он является объектом (возможно, неосознанным) чьих-то манипуляций посредством собранной ранее виртуальной информации о нем.
           Как после этого не прийти в бешенство, скажите на милость? Особенно если тебя подозревают в таких намерениях, которых у тебя лично, возможно, и нет?

    Часть II. Как мы можем столкнуться с собственными желаниями?

    Новости управления онлайн       

           Несколько лет назад врач Майкла Джексона предложил знаменитому певцу лекарства, которые были несовместимы между собой и, соответственно, несовместимы с жизнью. Майкл Джексон умер, врач оказался в тюрьме. А сегодня он мог бы сказать: "Майкл, посмотри сам по Интернету - выбери лучшее!" - и остался бы на свободе. "Он выбрал это сам!"
           Контекстная реклама онлайн кажется общезначимой и универсальной, но на самом деле она ориентирована исключительно на вашу драгоценную личность. Конечно, любая информация остается в Интернете навечно, даже если вы удалите запись или целый сайт, но что, если те, кто призван это контролировать, и те, кто "заказал музыку" - это одни и те же люди? Программист может контролировать программиста, но никто не отвечает за абсолютную научную точность информации в Интернете!
           Региональный контент - идея, якобы придуманная нашим бывшим земляком - создателем Гугла, - это еще одна удивительная штука. Набирая в поисковике картинок "Русский Иван" со своего компьютера из Москвы, из Латвии или из Америки, вы получите совершенно разные серии картинок. В России это будут, возможно, пьяные мужики с балалайками, в Латвии - коммунисты, жестоко преследующие латышей, а в Америке - двухметровые русские иваны-богатыри, расстреливающие чеченцев, казнящие на Лобном месте лесбиянок и геев и злобно сжигающие американские флаги. Это шуточный пример, но речь о том, что вы набираете одни и те же слова в одном и том же поисковике одними и теме же буквами, а получаете совсем разный контент. Так между народами возводятся искусственные стены, так можно провоцировать войны.
           До Сноудена не было доказательств, что региональным контентом можно манипулировать в политических целях, теперь такие доказательства есть. Пользователей в Триполи и Бенгази обслуживали, возможно, разные серверы.
           Можно задать недоуменный вопрос: зачем в посольстве США стоит пресловутый сервер тотальной интернет-слежки Xkeyscore, если весь Интернет по большому счету и так контролируется Соединенными Штатами! Ответ на это вопрос может быть весьма банален: люди работают как могут. Спутанные провода, которые тянутся, сплетаясь, от наших стационарных компьютеров, - тоже не верх совершенства, но далеко не все из нас обзавелись ноутбуками...
           Сколько лет там стоит этот сервер? Год или два? Такие же серверы, говорят, расположены в 150 странах мира - не только в Москве, но даже в Киеве, не говоря уже о Пекине. Но аналитика, по свидетельству Сноудена, рванулась далеко вперед с тех пор. Причина того, что бездны локальной информации до сих анализируются на местах, состоит, вероятно, в том, что анализ контента лучше получается у тех, кто обладает пониманием контекста. А, поскольку контекст может быстро меняться, то программист, совершенствующий параметры аналитической программы с базой данных, должен находиться прямо в гуще событий. Например, в Москве.
           Посольство должно иметь автономный генератор электроэнергии. Но всякое бывает. Не исключено, что сигналом для "общенационального молодежного народного восстания" в некоторых странах станет (даже случайное) отключение Интернета и мобильной связи на несколько дней. Так что надо проявлять заботу о "волшебном сервере". В России проблемой интернет-безопасности занимается премьер-министр Дмитрий Медведев. Отвечает, чтобы всё было онлайн непрерывно. Недаром Медведев, будучи аж президентом страны, публично высказывал озабоченность сбоями (всего лишь сбоями!) в работе социальных сетей, особенно Живого Журнала...
           Легче всего возразить: "Ну, а кто уследит за мной, если я зайду в Интернет с чужого компьютера? И мало ли кто может зайти в Сеть с моего?!" Кажется, вся страшная конспирологическая теория здесь рушится! Оказывается, уже нет. Руководитель Центра компьютерной безопасности Оксфордского университета Ян Браун (не путать с Дэном!) утверждает в своей новейшей книге "Код управления" (Ian Brown, University of Oxfords Cyber Security Center, "Regulating Code"), что необходимо политическое информирование людей о том, насколько всеохватно собирание данных о них, происходящее в Интернете и мобильной связи. "Алгоритмы, которые собирают информацию о каждом человеке, стали столь совершенны, что фактически невозможно скрыть, кто ты именно, как бы ты ни был осторожен в Интернете и с какого бы компьютера ты ни зашел", - пишет он. Алгоритм о тебе создается на основе твоих уникальных, как отпечатки пальцев, привычек как отпечатки пальцев, привычек как пользователя. Достаточно, если ты имеешь на какое-то время хотя бы один почтовый ящик в Интернете, не говоря уже об активности в социальной сети.
           "Если правительство или частная фирма для начала знают, например, название города или района, где ты живешь, твой примерный возраст и твой пол, этого достаточно, чтобы точно вычислить о тебе гораздо больше. Базовая информация, подобная этой, проводится и анализируется вместе с всеохватным информационным знанием о людях с теми же самыми основополагающими характеристиками - и вуаля! У нас теперь есть очень точная, детальная персональная характеристика вас как уникальной личности", - говорит руководитель Оксфордского центра компьютерной безопасности Браун.

    Вдали от жизни - почему меня нет в Книге Лиц?

           Исследование, проведенное лишь пару месяцев назад (2013 год) в Кембриджском университете, по сообщению датских айти-журналистов Шубо и Паллудана, выявило официально ту банальную вещь, что даже "лайки", которые вы ставите в Фейсбуке, обязательно точно анализируются. Анализ используется, в частности, для выявления ваших сексуальных предпочтений, то есть фактически составляется дигитальный фоторобот вашей потенциально "любимой женщины" или "любимого мужчины" для каждого человека! До Сноудена все на это отмахивались: "кому это надо?" !
           Теперь все знают, кому это надо. Спецслужбы не только собирают информацию - они ей банально торгуют. Исследование показало, что с людьми они обращаются как с базами данных на продажу. И частная фирма, которая начнет продавать вам товар или просто предлагать вам посетить "сайт знакомств", обязательно подсунет вам - на радость вашей жене или постоянной подруге - идеальную "девушку вашей мечты". Смешно, но только до тех пор, пока вы не поведетесь и не измените бессознательно свое поведение так, как от вас требуется. Параноидальная подозрительность и аскетизм - не самый лучший выход из этого положения.
           Ян Браун описывает эту проблему в знакомом ему английском контексте: "Люди в целом не особо склонны принимать решения о вещах, которые не являются полностью конкретными для них и их интересов и не приносят им непосредственной выгоды. Осознание людьми потенциальных рисков, связанных с постоянным афишированием своей приватной жизни, требует того, чтобы человек мыслил перспективно и абстрактно. Большинство людей не таковы..."
           Как остроумно сформулировал это известный философ и писатель Константин Крылов: "Вы думаете: "нет, ну не будут же они на самом деле". А они - будут.Обязательно будут"
           . Я бы добавил к описанию этой проблемы еще один, важнейший фактор. В английском языке существует хороший оборот, описывающий понятие "здравый смысл", - "common sense". Эдакое "общепринятое чутье". Ключевое слово здесь "общепринятый", в этом смысле почти коллективный, массовый или групповой, и по факту, здесь отдельный индивидуум в худших случаях добровольно опускается на уровень мышления толпы. "Все в Фейсбуке, а я что, рыжий, что ли?"
           В этом смысле русские, ставшие по вине событий XX века крайне атомизированным народом, находятся в несколько более защищенном положении, чем благополучные и доверяющие друг другу европейцы. Русский "sense" давно уже отнюдь не "common". По мере нарастания понимания того, что происходит, и по мере того, как полицейские структуры в РФ скоро начнут заказывать программистам программы, аналогичные тем, что показаны миру Сноуденом, в России будет нарастать анонимизация Фейсбука и всего Интернета, хотя бы в рамках возможного.
           А поскольку русские - ребята задорные, любят розыгрыши, то массовые попытки обманывать аналитические программы через абсурдизацию виртуального поведения станут в России общепринятым явлением.

    * * *

           Но проблема остается, когда дело касается большой политики. Нужно сегодня иметь большую смелость, чтобы это признать. Англо-американский философ интернет-стратегий Эндрю Кин (Andrew Keen, "Digital Vertigo") сравнивает происходящее с индустриальной революцией в Европе - только нынешняя революция совершается намного быстрее - и он прямо говорит, что в ближайшее время "политическая жизнь радикально изменится".
           А подростки, живущие уже несколько лет в социальных медиа, через несколько лет станут взрослыми и, учитывая стремительно падающие стандарты образования, не будут понимать, что происходит и как можно было жить иначе. У меня, и наверняка не только у меня, возникает вопрос: возможна ли вообще в таких условиях какая-либо реально функционирующая демократия?
           Теперь можно понять, что именно будут ставить в вину "демократу" Обаме! Вполне объяснимая причина для гнева...
           Кин, написавший свое исследование еще до разоблачений Сноудена, говорит шокирующую вещь: люди, у которых есть деньги, скоро будут платить "Гуглу Плюс" или таким сайтам, как Reputation.com, чтобы они "защитили их частную жизнь", то есть "скрыли от всех аналитическую информацию о них". То есть то, что мы будем иметь, по моему пониманию,- это возвращение развитой части человечества обратно в феодальное общество, где богатые люди заключат договор, точнее, вступят в сговор со спецслужбами на предмет того, чтобы те не использовали аналитику о них в своей работе.
           А ведущие программисты с их моральными установками поработают посредниками. Разумеется, это невозможно на практике, но все, у кого есть деньги, будут пытаться это сделать! Параллельно заработают стимулирующие людей системы компромата. Таким образом, богачи (включая верхушку среднего класса) и всемогущие спецслужбы срастутся воедино. Как вам такая "демократия"?
           Кин ненавязчиво предлагает решение "изолироваться и сидеть дома", намекая на пример Стива Возняка, который "придумал и разработал персональный компьютер, сидя за закрытыми дверями у себя дома, ни с кем не разговаривая, не используя Интернет или физический network (то есть не советуясь с другими специалистами) - просто у него появилась идея и он претворил ее в жизнь".
           Замечательная идея, не правда ли? Запереться в четырех стенах, тайно продумывать свои умные мысли и не подавать миру знаков о себе! Мир, состоящий из многоэтажных старообрядческих скитов, разделенных тонкими бетонными стенами, пустынная планета кенотафов! Как молодежь во всем мире будет рада такой перспективе! Вспоминаются повести-антиутопии Галковского и Глуховского одновременно. А мне еще вспоминается мой любимый рассказ "Гаррисон Бержерон" Курта Воннегута - гениальный пророческий текст, который я прочитал еще подростком и который повлиял на меня, как роман "Что делать?" на Ленина. Хотя я не перечитывал его с тех пор.
           Осознание проблемы, как известно, - это первый шаг к ее преодолению. И ключевые битвы за свободу личности и ее свободный выбор еще впереди. Но что главное для русских и России в деле Сноудена?
           Главное то, что те страны, где будет осознано (и наверху, и в массах народа), как именно функционируют теперь системы мирового виртуального управления, те страны, где будут выработаны механизмы интеллектуального и технологического сопротивления, ответной аналитики и соперничества "на равных" с АНБшным аналитическим Монстром, - именно эти страны сохранят относительный суверенитет и станут странами Первого Мира.
           А те страны, где этого не осознают, повторят сначала позор нынешней Франции, а затем и недавнюю судьбу Ливии. "Просто потому, что теперь это осуществимо, выгодно, недорого и несложно".
           Так что огромное спасибо Эдварду Сноудену, разбудившему всех нас.

    Юрий ТЮРИН             

           Источники - Terra America;
                                    ЭиФГ №36 2013год.

 

главная

будущее и социализм