обозрение, критика

 

     

      ИЗ ДОКЛАДОВ НА ФЕСТИВАЛЕ ФАНТАСТИКИ "КРАСНАЯ ЗВЕЗДА"
      ХАРЬКОВ 11 -12 октября2013

     

    "Красно-коричневые", "бело-коричневые" и просто коричневые в отечественной фантастике

          В 1991 г. в "демократической" публицистике появился термин "красно-коричневые", подразумевавший, что фашизм и коммунизм - родственные и чуть ли не тождественные течения. Термин, безусловно, не только кощунственный, но и невежественный (смешение левой и праворадикальной идеологии). Однако определенную реальность он все же отражал. В оппозиционных митингах начала 90-х вместе участвовали приверженцы левых и национал-фашистских взглядов. В октябре 93-го они даже прошли совместное боевое крещение на улицах Москвы. Позднее возникла Национал-большевистская партия Э. Лимонов а, причудливо сочетающая в своей идеологии лево- и праворадикальные элементы.

           Что могло сблизить таких, казалось бы, непримиримых противников? Во-первых, общий враг - империалистический Запад и послушный ему либеральный режим Ельцина. Во-вторых, как это ни странно, некоторые общие ценности. Фашизм тем и опасен, что он апеллирует не только к низменным, но и к самым высоким чувствам и идеям. Патриотизм, мужество, дисциплина: верность историческим традициям - все это органически свойственно как коммунистам (кроме космополитов-троцкистов), так и идейным нацистам. Это способно породить иллюзию возможности некоего боевого братства или мирного сосуществования красных с коричневыми.

           Тем не менее, как раз в 90-е годы "красно-коричневых" произведений в отечественной фантастике не появлялось. Зато вышел ряд сочинений, которые впору назвать "бело-коричневыми". Из них наиболее известно "Иное небо" А.Лазарчука - повесть о том, как хорошо было бы, если бы... Гитлер нас победил. Все равно через несколько десятилетий произошло бы перерождение фашистского рейха в "нормальный" либеральный режим. Так была озвучена опасная идея "русского Пиночета": через фашистский ад - в либеральный "рай". Писания Лазарчука и ему подобных возмутили всех антифашистов. Уничтожающая критика их была дана: в частности, А.Валентиновым.

           С падением ельцинского режима "бело-коричневые" фантасты быстро принялись перекрашиваться в национал-патриотов. А.Валентинов метко сравнил их с полицаями, что перед приходом наших срочно срывали повязки и уходили к партизанам. Но именно в начале нового века, когда расцвел жанр альтернативной истории, появились вдруг произведения не красно- или бело-: а просто коричневые. Именно такова отвратительная трилогия А.Авраменко, Б.Орлова и А.Кошелева "Черное солнце". О том: как фашистско-белогвардейская Россия в "братском" союзе с III рейхом покоряет мир: а затем из своего параллельного мира принимается "наводить порядок" в нашем мире. (Примечательно, что авторы рассорились и стали обвинять друг друга в ... человеконенавистничестве). При том эти авторы пишут вполне вроде бы патриотические книги о Великой Отечественной, а также о спасении тюпаданцами" из будущего России... разумеется царской и капиталистической. Только вот желать победы Гитлеру и его прихвостням уже никто не рискует.

           А как понимать произведения, где Советский Союз то ли вообще не участвует во Второй мировой, то ли участвует на стороне Рейха и после этого долго и мирно сосуществует с ним. При внимательном взгляде они распадаются на две группы. С одной стороны, сочинения явных сторонников капитализма (только не либерального, а националистического). Для них вполне естественны симпатии к Рейху. Ни социализм, ни демократия таким господам не нужны. То есть, перед нами мутировавшие "бело-коричневые". Таковы А.Максимушкин ("Бомбардировщики", "Советская Британия"), Сэй Алек ("Нихт капитулирен I"), Г.Романов ("Товарищ Гитлер"). Особенно показательна фигура Максимушкина. В его романах "Красный реванш" и "Белый реванш", пронизанных великорусским шовинизмом, расизмом и ксенофобией, "сохранившийся" в 91-м Советский Союз очень уж похож на путинскую Россию.

           Иное дело - авторы, безусловно сочувствующие социализму: В. Булат ("Лишь бы не было войны"), С.Кремлев ("Если бы Гитлер не напал на СССР"), С.Арсеньев ("Студентка, комсомолка, спортсменка"), О.Измеров ("Дети империи", "Задание империи"), П.Лещенко ("Ветвящееся время"), Д. Дудко ("Профессор и техасец", "Москва, Американская ССР"). Произведения Булата и Арсеньева крайне наивно описывают прямо-таки идиллическое сосуществование Союза и Рейха. У Арсеньева ("Фрейлейн Штирлиц") "девочка из будущего" буквально сваливается фюреру на голову в ночь на 22-е июня, предотвращает войну, перевоспитывает Гитлера: становится его преемницей и объединяет три империи - Союз, Рейх и Японию.

           Гораздо реалистичнее мыслят Лещенко и Измеров (с ними согласен и автор этих строк): мир ждала бы не идиллия, а холодная война, притом весьма суровая. Другое дело, что тот вариант событий, который чуть не стал реальностью в мае 40-го (когда только наступление немцев на Западе сорвало англо-французскую агрессию против СССР), позволил бы нам выйти из войны с гораздо меньшими потерями, а бесчеловечные порядки Рейха или Японской империи могли бы соблазнить на диссидентство только законченных негодяев. Для других народов мира этот вариант означал бы либо чудовищное рабство, либо столь же чудовищное развращение. Исход противостояния социалистической системы (Евразийского союза) и двух фашистских сверхдержав зависел бы от успехов революционного движения в колониях и полуколониях последних. Согласно интересному сценарию Д. Бадаева, уже в 1960 г. Рейх мог потерять Египет, Эфиопию, Судан, а затем большую часть Балкан и Италии.

           Пожалуй, общая черта многих "красно-" и "бело-коричневых" - изображение Рейха в "Прилизанном" виде, наивная надежда на перерождение фашистской империи то ли в либеральную, то ли в левую сторону. Исторический опыт говорит о другом: фашисты еще меньше либералов склонны "дружить" с миром социализма, а без вмешательства внешнего фактора фашизм способен править десятилетиями. М Измеров в "Детях империи" предупреждает, фашизм, как и всякий вирус, способен мутировать. В 58-м году Рейх процветает: вульгарный расизм отвергнут, даже поляки превратились в сытых и послушных обывателей. А Гитлер жив... и готовит ядерный удар по СССР (для этого и нацистом быть не надо).

           Вторая книга Измерова ("Задание империи") - случай более сложный. Октябрь не состоялся, и в России конца 30-х правит "фашистская" партия. Не посягая на. основы капитализма, она делает почти то же, что в нашей реальности ВКП(6): проводит индустриализацию, повышает жизненный уровень и т.д. Не удивительно: ведь возглавляет "фашистов"... Сталин. Да, фашизм порой способен обеспечить промышленный подъем (за счет дешевой рабочей силы, как в Чили, или подготовки к войне, как в Германии), улучшить социальные условия (за счет грабежа "неизбранных" народов). Но чаще всего он предпочитает просто давить трудящихся "железной пятой", о чем предупреждал еще Джек Лондон.

           Порой один и тот же автор (С.Анисимов) в одном произведении выступает сторонником социализма, в другом - "хорошего" национального капитализма. Наивность Булата, Арсеньева, Измерова - результат их марксистской безграмотности. Марксизм ныне не изучается или преподносится в искаженном виде. Даже многие левые его толком не знают либо принимаются "развивать" самым нелепым образом. В том числе и путем сближения с праворадикальными взглядами. В итоге часто озвучиваются настроения еще более безграмотных масс, готовых принять хоть "крутой" социализм, хоть фашизм - лишь бы жить стало лучше, и при этом уповающих на "железного дядю": фантастически сочетающего черты мифологизированных Сталина, Гитлера и Пиночета.

           Да, в истории возможны временные союзы красных с коричневыми, но примирение, а тем более слияние этих двух сил невозможно. Фантасты вправе изображать подобные варианты альтернативной истории. Недопустимо лишь восхваление фашизма в любой форме.
                       М. Дудко (Дм. Баринов)

 

главная