фантастика .............................................................................................................................................................на главную

Упыри на хуторе

Д.М.Дудко


В тот осенний день я сидел в камералке и пытался реставрировать лепной горшок восьмого века. Работа не ладилась: мысли бродили далеко от древних славян. Поиски тайного кладбища НКВД зашли в тупик. Власть имущим, в том числе и заимевшим ее с помощью "Мемориала", теперь до нас не было дела. Раскошеливаться на исследование Ивановских шахт, взорванных и затопленных, никто не хотел. В других местах тоже все упиралось в деньги, технику, химические анализы … Студентам вообще стало плевать на всякую политику.
А Тимка Звягинцев, аккуратно раскладывая для фотографирования височные колечки, ехидничал:
- Что, пламенный антисталинист, некому продаться на свободном рынке? А я еще когда говорил: вы для этих валютных упырей только подножка. Погоди, тебе скоро и скифов не дадут копать, если не подпишешься, что они с троянцами по-украински балакали.
Тимка в свое время был активнейшим мемориальцем. И вдруг после поездки в один сельский район его будто подменили. Вступил в партию как раз тогда, когда все оттуда бежали. Повесил над рабочим столом фотографию Семена Шугая - крутого и беспощадного комиссара из того района. Любимыми ругательствами у него стали "упырь" и "вампир". Теперь Тимка состоял не то в соцпартии, не то в Союзе коммунистов, ездил на митинги в Москву и продавал левые газеты у заводских проходных, а однажды подрался с руховцами и проломил кому-то голову.
Назревавшую политстычку предотвратило появление стройненькой кудрявой лаборантки Зиночки.
- Валентин Сергеевич, к вам тут приходили из какого-то СП. Красивая такая блондинка. Говорит, хотят стать спонсорами "Мемориала". Вот, карточку оставила.
Карточка была отпечатана на хорошей плотной бумаге темно-красного цвета. "Украинско-американское совместное предприятие "Энерговамп". Энергоносители и электротехника. Директоры: Джон В. Дрэкьюл, Прибылков Феоктист Матвеевич. Адрес … Телефон …". Тимка бросил взгляд на карточку и побледнел. Как только Зиночка вышла, он вцепился мне в руку.
- Валя, не ходи к ним. Это вампиры, самые настоящие, - он запнулся, махнул рукой. - Я тебе всего сказать не могу, да ты и не поверишь. Ну, жулики они, уголовники. Меня чуть не убили.
- Да ты хоть кого доведешь. У вас же все предприниматели - мафия и нечистая сила. Слушай, твоя партия ведь все равно не расщедрится на увековечение своих жертв? Так что нам выбирать спонсоров не приходится.

СП разместилось в уютном полуподвальчике, только что отделанном со вкусом, даже шикарно. В первой комнате роскошная пышноволосая блондинка и два плечистых молодца, упакованных в "фирму", разглядывали эротические журналы. Стоило мне назвать себя, блондинка обворожительно улыбнулась.
- Да-да, мы вас давно ждем. Феоктист Матвеевич, к вам археолог из "Мемориала"!
Директор, упитанный, но при том весьма подвижный (не чета бюрократам), был одет несколько старомодно: черная тройка, "бабочка", золотая часовая цепочка. Круглое ухоженное лицо сияло любезностью.
- Ну вот, наконец, встретились. Мы за вашими благородными усилиями следили с самого начала. Кто-кто, а мы просто обязаны увековечить миллионы отдавших жизни за торжество свободного предпринимательства! Но … пока встали на ноги при этом издыхающем социализме … Зато теперь - просите, не стесняйтесь! Мы при независимости вовсю развернулись, - он доверительно подмигнул. - Хохлы с кацапами из-за нефти грызутся, а мы ее - за кордон. Доллары рекой плывут, доллары! Не кравчучки-с!
Моя рука непроизвольно впилась в край полированного стола. Перед глазами встала так и не раскопанная Турова могила. А из-за двери доносился визгливый смех секретарши и жеребячье ржание фирмовых.
- А известно ли вам, что у меня в этот сезон исследование скифского могильника сорвалось - солярки для бульдозеров не было? Да что там скифы - голодом, войной ваша коммерция пахнет!
Его лощеная физиономия самодовольно расплылась.
- Пока только пахнет. Вы еще не знаете, какие дела я … хотел сказать, умные люди проворачивали в тридцать третьем. А в двадцать первом, а в гражданскую! "Разбой, торговля и война - не все ль равно? Их цель одна".
- Так вы даже Гете читали? А я - Куприна. "Не все продается, что покупается". Без ваших долларов обойдемся!
Любезная улыбка сползла с его лица, словно маска Фантомаса. Сузившиеся глазки смотрели недобро, хищно.
- Это мы без вас обойдемся, интеллигенция голоштанная! Скажи только, где чекисты расстрелянных зарывали - и проваливай. Потом все равно придете, никуда не денетесь.
- Зачем вам? Могилы, что ли, грабите, упыри?
- Догадливый ты, касатик, да не совсем. Нинок! Шеф сегодня здесь будет?
- Нет, на хуторе у Евграфыча.
- Вот туда и повезете борца со сталинизмом. Если и шеф его не убедит …
- Ясно. В гестапо не таким языки развязывала.
Не успел я опомниться, как фирмовые молодчики повалили меня на пол, скрутили руки за спиной, заклеили рот и для верности огрели по голове. Очнулся я уже в машине, надежно связанный и завернутый в брезент.
Ехали мы долго и на место прибыли уже в сумерках. Молодчики вытащили меня из машины, развязали, перед тем в расчете на понятливость сунув под нос пистолет и короткоствольный автомат. Хутор состоял из десятка полуразвалившихся хат. Жилой вид имел лишь один, самый большой дом. Туда были подведены провода, окна светились, а изнутри доносилось мерное гудение. В дверях появился кряжистый бородатый мужик в наброшенной на плечи свитке, пестрой рубахе навыпуск и сапогах. Критически оглядев меня, он довольно хмыкнул.
- Кажись, хорошее сырье. Снова будем с натуральной.
- Погоди, Евграфыч. С ним шеф разбираться будет. Сергеев это из "Мемориала", помнишь?
Мы прошли в дом. На стенах кое-как обставленной комнаты красовались киноплакаты с демонами и вампирами и большой портрет Гитлера. Только тут я заметил на рукаве черного плаща блондинки красную повязку со свастикой. Эх, прав Тимка: кому мы, дураки, дорогу вымостили!
- А я вот к вам, мемориальщикам, в претензии, - заговорил Евграфыч. - Начали было писать о нас, беззаветных борцах против сталинской коллективизации - и замолчали.
- А что о вас писать? - огрызнулся я. - Как детей убивали?
- Слюнтяи вы все, городские, - махнул рукой бородач. - Из тех детишек такие сталинисты могли вырасти … Кабы мы не поработали тогда, да потом в оккупацию, хрен бы вы теперь увидели вместо демократии.
(А ведь ему на вид лет пятьдесят, и Феоктисту тоже, а эсэсовке этой и вовсе двадцать пять …).
- Слушай, Евграфыч, а для нас свежего первачка не найдется? - подмигнул один из молодчиков.
- Я вам дам - на работе пить! Не были вы у меня в батраках … А для тебя, Ниночка-Картиночка, я кое-что припас.
Он достал и раскупорил бутылку с темно-красной жидкостью. Глаза блондинки вспыхнули, как у проголодавшейся пантеры, ноздри расширились.
- Натуральная! Какой ты бережливый, Евграфыч!
У дома заурчал мотор автомобиля. Нинка метнулась наружу. Через пару минут в комнату не спеша вошел брюнет лет сорока, в элегантном черном костюме и небрежно наброшенной крылатке. На бледном надменном лице змеились темные усики. Он опустился в старинное скрипучее кресло - прямо под портретом фюрера - и окинул меня снисходительно-ироническим взглядом.
- Так это вам не нравится официальная часть нашего бизнеса? Да, вы ведь только начали усваивать западные ценности. Что ж, познакомлю с неофициальной частью. Разрешите представиться: Джон Влэд Дрэкьюл, подданный США. Для посвященных - граф Дракула, князь вампиров. Нет, обычный вампиризм для нас - пройденный этап. За этой дверью - установка, поглощающая психическую энергию и вырабатывающая концентрат для производства заменителя крови. Согласитесь, если бессмертные существа добывают вместо трупов деньги для покупки заменителя - это гораздо лучше для вас, смертных.
- Как вы добываете деньги, я уже понял. Цветными металлами, иконами небось тоже промышляете? Утечку мозгов организуете? Когда вы только нажретесь, упыри чертовы? Ах да, вы же бессмертные!
- Вы на редкость догадливы. Тем непростительнее ваше возмущение. Коль скоро вы усвоили, что ваш тупой, ленивый и вороватый народ способен лишь подражать нашей высшей цивилизации, вам остается понять его назначение - питать эту цивилизацию своей энергией.
- Какую это вашу цивилизацию? Вурдалачью?
- Западную, черт возьми! Европейскую! - его брови взметнулись кверху. - Вы говорите с потомком древних римлян!
- А вы - с потомком славян! И мы умеем не только надрываться на ваших галерах.
- Что?! Думаете, почему ваша чернь терпит все реформы? Если бы не наши установки, вы бы перерезали друг друга … или построили еще что-нибудь грандиозное, что вам идет, как корове седло. Да вы обязаны платить нам за нашу работу, глупые варвары!
Наш спор прервал стук в дверь и громкий голос:
- Открывайте! Я поручик Ковалевский, владелец этого хутора. Вы распоряжаетесь чужой собственностью. Предлагаю вам добровольно браться вон!
- Собственность твою революция отменила! - рявкнул Евграфыч.
- Так ты теперь революционер? - раздался из-за двери другой, грубый голос. - А девять грамм серебра не хочешь, живоглот?
Переглянувшись со своим шефом, Нинка и Евграфыч проворно выскочили в окно. Дракула последовал за ними, на ходу бросив охранникам:
- Задержите их, не дайте разрушить установку! Я приведу подмогу.
Я инстинктивно бросился на пол. Зазвенело разбитое стекло, и комната наполнилась грохотом выстрелов. Когда я решился поднять голову, то увидел офицера в шинели с золотыми погонами и троих в казачьей форме, при шашках и винтовках. Один - мускулистый бородатый детина, два других - еще безусые парни. Фирмовые бандюги скорчились на полу без движения.
- А вы что делаете в этом логове?
В двух словах я объяснил свою историю и осторожно спросил:
- А у вас тут что, … разборка?
- Разборки, господин демократ, бывают между блатными. А мы не блатные и даже не упыри, хотя, к сожалению, уже и не живые. Готовьте взрывчатку, ребята! - обернулся он к своим.
Они прошли в соседнее помещение и вскоре вышли, разматывая бикфордов шнур. Только тут я вспомнил о подмоге, обещанной Дракулой.
- Догадываюсь, что это за подмога. Полсотни махновцев, перебитых здесь моим эскадроном. Жаль, патронов с серебряными пулями только по обойме на брата. И уходить до взрыва нельзя - они свое производство спасать первым делом бросятся.
Мы метнулись к машинам, но ключи от них остались у вампиров. А тени в лохматых шапках уже выходили из леса, окружая хутор. Осталось лечь наземь и ждать взрыва.
- Нас убить еще труднее, чем их, но вы-то живой. Чепраков, дай ему свою винтовку! Помните: когда патроны выйдут, штыком бейте только в сердце. Можно еще голову срубить, но штык для этого не годится.
Наконец рвануло. От упыриного предприятия осталась только груда битого кирпича и покореженного металла. И тут же с матом и диким воем шайка ворвалась на хутор. Луна, на счастье, светила ярко. Мы стреляли из-за развалин в омерзительные синие рожи. Но вот кончились патроны, и поручик с казаками, и поручик с казаками, выхватив шашки, отчаянно бросились на махновцев. Я замешкался, попав ногой в яму, и тут же был атакован тремя бандитами. Одному я сумел попасть в сердце с первого удара, второго двинул ногой в живот, от клинка третьего пришлось отбиваться штыком. Хорошо еще, что фехтовальщик из этого сельского парня был такой же, как из меня.
Вдруг снизу раздалось: "Взвод, за мной! В атаку!". Из яра поднялась цепь солдат в шинелях и пилотках. Затрещали автоматные очереди. Через несколько минут все было кончено. Несколько уцелевших бандитов скрылись в лесу. Целы остались и все трое станичников. Теперь они не спеша, важно вытирали клинки: мол, казакам да не одолеть этакую пьянь! Поручик подал руку командиру солдат:
- Здравствуй, комиссар! Что это мы друг друга все спасаем: то в Бендерах, то в Останкино, то здесь? Я ведь тебя в двадцатом расстреливал, правда, неудачно.
- А я тебя в тридцать седьмом - удачно. Через три месяца меня самого … Так что же ты против братьев по классу прешь?
- У российского офицера и дворянина таких братьев не бывает. А этот хутор - наше родовое имение, и я здесь родился.
- А я здесь коммуну организовал. Значит, наша эта земля. И упырям здесь делать нечего!
Он перевел взгляд на меня. Скуластое, с резкими чертами лицо … Совсем как на фотографии над Тимкиным столом!
- Сергеев? А я Шугай Семен Петрович, бывший секретарь райкома. Партократ, по-вашему. Еле удержал товарища Звягинцева, чтобы не лез сюда. Вам, живым, и живых мерзавцев хватит. В их конторе я никого не застал, потом вспомнил, что у них тут в яру подпольный кооператив был. А когда в селе узнал, что на хуторе СП обосновалось - тут же к братской могиле. Раздал бойцам автоматы, что в Абхазию вез - хорошо хоть со штыками, стреляли-то мы только для паники. Товарищи бойцы! Есть еще работа: соберите эту нечисть, обложите осиной, облейте бензином и сожгите.
Бородатый казак вдруг наклонился и резким движением поднял за шиворот тело в черной крылатке. Поручик вгляделся в мертвое (теперь уже окончательно) лицо с тонкими усиками.
- Этого я знаю. Ион Дракулеску, капитан сигуранцы, повешенный в сорок четвертом в Тирасполе. Их целая международная шайка, и все работают под Дракулу. Конечно, под того, стокеровско-киношного. Влад Дракула Цепеш, воевода валашский, был великий государь и полководец, а не вампир вроде них.
- А зачем все-таки им понадобились захоронения репрессированных? - спросил я. - Упыри без выгоды ничего не делают.
- Там, среди захороненных, есть вампиры, - ответил Шугай. - Не так уж много, но если суметь их разбудить …
- Выходит, "Мемориал" все время на них работал?
- Почему? - вмешался поручик. - Крест православный на могиле нужен. Нечисть его боится.
- И наша пятиконечная им страшна, - сказал Шугай. - Пентаграмма по-научному. Да разве в памятниках дело? Противно в одних могилах с упырями лежать! Вы, живые, уж постарайтесь таких могил больше не оставлять.