главная ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ ----------------------------------фантастика-


ЭПОХА БУРЖУАЗНОЙ РЕАКЦИИ В ЗЕРКАЛЕ ФАНТАСТИКИ


Печальную картину представляет собой постсоветская фантастическая литература. Советская художественная фантастика, по крайней мере, не была подражательной. Теперь же прилавки завалены книжками, копирующими худшие образцы западной фантастики. Сплошь "мордобоевики", космические и мистические, заполненные драками, стрельбой, горами трупов и реками крови. Русским (или иным) национальным духом и не пахнет. Зачастую только по выходным данным можно догадаться, что автор русско-, а не англоязычный.
Среди Советских фантастов, даже вполне лояльных, считалось плохим тоном писать "агитки" и чересчур усердно демонстрировать идеологическую правоверность. В 1990-е годы хлынул мутный поток антикоммунистической фантастики - крайне злобной, крикливой, примитивной и низкопробной. Ее творцы, похоже, не понимают, что теперь подобное воспринимается не как диссидентство, а как холуйство перед новыми властями.
Лучшие советские фантастические произведения создавались в жанре утопии - мечты о лучшем будущем, изображали общество, в котором хотелось жить. Ныне этот жанр почти исчез. Антикоммунисты не могут вообразить в будущем ничего, кроме современного капитализма со всеми его пороками, только распространенными на всю Вселенную и многократно усиленными благодаря сверхмощной технике. Завыть впору от такой "перспективы"… Хочется остановиться на двух произведениях - романе С.Логинова "Многорукий бог далайна" и повести А.Лазарчука "Иное небо". Они, во-первых, написаны талантливо, во-вторых, ярко отражают особенности психологии отечественных антикоммунистов, которые те обычно не рискуют выставлять напоказ.
Действие первой книги разворачивается в некоем четырехугольном мире, где люди ютятся на островках среди далайна - ядовитого, кишащего опасными тварями моря, где властвует чудовищный бог-спрут. Тут есть "страна мудрых старейшин", где подданные лишены собственности и бесправны ("азиатский способ производства"); феодальное царство государя-вана; "страна добрых братьев", где все общее, а жители сплошь воры и лодыри (карикатура на социализм); "страна изгоев" - "рай" мелких собственников. Исторических явлений, не лезущих в эту историософскую схему (например, первобытного коммунизма, свободного от лени и воровства), в этом выдуманном мире, конечно же, нет. И вот появляется "илбэч" - человек, способный создавать новые острова. Его цель, казалось бы, благородна - избавить людей от нищей, мерзкой, беспросветной жизни, покончить с богом-спрутом.
Почему же герой так трагически одинок, ненавидим и гоним людьми? Потому что борьба с далайном и его богом постепенно превращается для илчбэча в самоцель. Его не останавливает даже то, что полное осушение далайна означает для этого мира экологическую катастрофу. А люди? "Люди, ставшие бовэрами, недостойны жалости. Мне нет до них дела". Бовэры - это бобры, коллективисты и работяги, а в представлении автора и героя - тупые и ленивые твари. Но когда мир далайна действительно гибнет, его жители вдруг обретают выход в обычный земной мир. Однако, вместо благодарности илбэчу, они проклинают его и сожалеют об утраченном "золотом веке". Автор-антикоммуниствольно или невольно разоблачил своих собратьев: цель их жизни - "разрушение системы", а не благо презираемого ими народа. Не случаен поэтому финал романа - илбэч находит себе новый далайн и превращается в такое же чудовище, с которым он боролся.
Повесть Лазарчука (антикоммуниста, русофоба и сибирского сепаратиста) написана в стиле крутого боевика ("турбореализма") и в жанре альтернативной истории: что было бы, если… нацисты победили в Отечественной войне. Оказывается - ничего плохого! Рейх, раскинувшийся от Атлантики до Урала, быстро превращается в процветающую буржуазно-демократическую федерацию, Сибирь (которую ни немцы, ни японцы одолеть не смогли) - в столь же процветающую буржуазную державу. В конце-концов обе державы объединяются, преодолев сопротивление Национал-социалистической партии России (весьма похожей на горбачевскую КПСС).
Что же это, если не демфашизм, не "коричневая фантастика"? И как же далеко этому "творению" до "Человека из Высокого Замка" Ф.Дика - романа на ту же тему, отнюдь не "красного" и не "крутого", но глубоко гуманистичного и антифашистского. А ведь Лазарчук лишь озвучил заветные мечты "демократов", вздыхающих о "русском Пиночете", который через фашистский ад приведет страну в капиталистический "рай". Кстати в лазарчуковском "раю" процветают и терроризм, и мафия, и произвол спецслужб, но о более совершенном обществе ни автор, ни его герои и не задумываются.
Однако по мере нарастания в обществе отпора капитализации меняется к лучшему и фантастика. В последние годы антикоммунистическая фантастика почти перестала выходить. Нет, издатели коммунистами не стали. Просто читателям надоела злобная и бездарная пропагандистская стряпня. "Красная" фантастика сейчас только зарождается. В качестве первой ласточки назову книгу киевлянина-коммуниста А.Дмитрука "Битвы богов". Старые гипотезы и легенды об Атлантиде, Шамбале, працивилизации здесь хорошо служат разоблачению элитаризма во всех его проявлениях. Обитатели Архипелага Избранных, монополизировавшие достижения цивилизации, удерживают остальной мир в состоянии дикости (не к тому ли ведет "новый мировой порядок"?). Архипелаг гибнет, но уцелевшие Избранные прячутся в недрах Гималаев и пытаются вернуть себе власть над миром, используя остатки древних знаний. Слепым орудием их становятся народы, возомнившие себя "избранными" - древние израильтяне, немцы "третьего рейха". Козням "избранных противостоят их соплеменники, тоже пережившие катастрофу, но отвергшие бесчеловечную идеологию "избранничества".
Наряду с этим появляются талантливые произведения, авторы которых, не будучи коммунистами, относятся к коммунистам дружелюбно и сочувственно. Причем эти произведения уже заслужили большую популярность среди читателей. Таков роман В.Рыбакова "Гравилёт "Цесаревич", написанный в жанре альтернативной истории. О том, как хорошо жили бы, если бы Ленин превратил коммунистов в этакую безрелигиозную гуманистическую церковь и благодаря этому не погибла бы царская Россия. И вообще, если бы все люди были более добры и терпимы и менее склонны решать социальные конфликты насилием… Наивно? Да. Но эту наивность можно простить автору за одно то, что его роман появился в разгар антикоммунистического психоза.
Трехтомная эпопея харьковчанина А.Валентинова (А.З.Шмалько) "Око силы", написанная на редкость динамично и увлекательно, охватывает три узловые момента в истории нашей страны: 1920-й, 1937-й и 1991-й годы. Основная идея такова: за кулисами борьбы красных и белых (коммунистов и демократов) действует некая бесчеловечная сила, одинаково враждебная им, против нее и должны объединиться честные и смелые люди обоих лагерей. Сила эта (отнюдь не пресловутые жидо-массоны!) предстает в инфернальном обличье демонов, упырей и оборотней. С кем ее отожествить в реальной истории, автор, похоже, и сам не знает, и попрой сбивается на примитивные антиленинские и антисталинские мифы. Но сама идея стоит того, чтобы над ней задумались и настоящие патриоты, и честные демократы все, чье единство с коммунистами сейчас жизненно необходимо для победы над антинародным режимом.
Понемногу возрождается и жанр утопии. У В.Рыбакова - утопия консервативно-монархическая. Но вот у А.Валентимнова большая группа эмигрантов из России, белых и красных, создает на планете Тускула общество, сочетающее социализм ("трудовая община") с многопартийной демократией. А харьковчане Д.Громов и О.Ладыженский (широко известные под псевдонимом "Генри Лайон Олди")в романе "Путь меча" изобразили своего рода феодальную утопию: эмират Кабир, в котором все искусно владеют оружием, но… не убивают. Столкнувшись с варварами-шулмусами, кабирцы сумели решить сложную задачу: научиться убивать, но не превратиться в убийц. Авторы хорошо знают, что средневековье арена усобиц и классовой борьбы (их роман "Пасынки восьмой заповеди" - о борьбе польских крестьян со шляхтой). Но поставленная ими проблема актуальна не только для коммунистического будущего (о ней уже писали советские фантасты), но и для нашего времени. Чтобы революция не погибла и не превратилась в бойню, нужно уметь найти "золотую середину" между абстрактным гуманизмом, разоружающем массы, и культом насилия, разлагающим их. Главное же - утопия как жанр, основанный на вере в лучшее будущее, противостоит охарактеризованному выше буржуазному чтиву.
Расцвет переживает в последнее время жанр фэнтэзи - волшебной фантастики. Казалось бы, это - реакционный романтизм, бегство от капиталистической действительности в сказочный патриархально-феодальный мир. Но, как говорил один из основоположников фэнтэзи Дж.Толкиен, есть разница между бегством дезертира и побегом заключенного. Фэнтэзи вырастает из фольклора докапиталистических эпохи уже в силу этого противостоит капитализму, противопоставляя индивидуализму, аморализму и культу денег иные ценности: мужество, бескорыстие, и коллективизм. Настоящий герой фэнтэзи - не просто непобедимый воин и маг, но борец с мировым злом. Защитить людей от этого зла для него важнее, чем завладеть кладом или престолом. Не случайно антикоммунизм в этот жанр почти не проникает.
Конечно, есть в отечественной фэнтэзи и коммерческие поделки, заполненные борьбой за власть, кровью и сексом (произведения С.Иванова многих других), есть кошмарные произведения, где мир - поистине "ужас без конца", мерзкий и безнадежный (у харьковчанина А.Дашкова). Стоит ли пенять на зеркало, отражающее кривую рожу восставшего из могилы упыря-капитализма? Стоит, если оно не дает альтернативы этой роже.
Но в основе своей фэнтэзи - жанр оптимистический, потому что фольклорные жанры, из которых он вырос, основаны на вере в торжество добрых сил над злыми. А увлекательная форма, не скованная рамками "научности", позволяет ярко и выразительно ставить сложные философские проблемы. Харьковская школа фантастики выработала целый жанр "Философского боевика".
Вот, к примеру, роман Н.Перумова "Гибель богов". Казалось бы, все ясно. Добрые и миролюбивые Молодые Боги победили кровавых эддических богов. Но изгнанный на землю Один, маг Хедин Познавший Тьму и напоминающий бунтаря-Сатану маг Ракот поднимают мятеж. Только вот симпатии автора - на стороне мятежников, и это не "сатанизм". Просто Молодые Боги зазнались и оказались неспособны защитить доверившихся им людей (совсем как бывшая КПСС). А победившие мятежники вынуждены бороться с разбуженной ими страшной силой - Неназываемым, способным разрушить весь мир. Низвергнутые же боги "идут в народ", как до них Один.
Действительно, "трудно быть богом", если всерьез чувствовать ответственность за судьбу мира и общества. И Преумов, и Валентинов ярко отразили ужас "честных демократов" перед чудовищными результатами их "борьбы", разбудившей поистине сатанинские силы.
Фэнтэзи, казалось бы жанр аристократический -сплошь короли, рыцари, маги, супергерои. Но это отнюдь не мешает проявлению здорового демократизма, коренящегося в том же фольклоре. Ученик Хедина, "железный тан" Хаген одолевает всех врагов и вдруг… оказывается разбит кое-как вооруженными мужиками. Позволяет этот жанр и бороться с засильем религий и суеверий. Ведь герои его - бесстрашные люди, способные бороться с самими богами и побеждать их (не говоря уже о колдунах и чудовищах). Именно такие герои очень нужны в наше время, когда общество поражено социальной апатией, неверием в собственные силы, религиозно-мистическим дурманом.
Действие отечественной фэнтэзи, как и западной, часто разворачивается в некоем условном мире, "общемифологическом" или построенном на кельто-германском материале. Но все более уверенно заявляет о себе "славянская фэнтэзи". Лучшие произведения этого стиля хорошо передают прекрасные черты славянского и русского характера: отвагу, человечность, коллективизм, дружелюбие, интернационализм. Глубоко человечен, например, Волкодав Марии Семеновой - "славянский Конан", которого жестокая жизнь так и не смогла превратить в боевую машину смерти. А славяне - герои книги В.Васильева "Клинки" - на удивление легко находят общий язык не то что с иноплеменниками, но и с лешими, песиголовцами, гномами, эльфами.
Фантастика, даже самая причудливая и изощренная - лишь зеркало, отражающее реальную жизнь эпохи во всей ее противоречивости. И самим мастерам слова решать: с кем они и что готовят для народа - живую воду, дающую силу борцам за лучшую жизнь, или наркотическое пойло, лишающее угнетенных сил и воли к борьбе.


Д.М.Дудко,
канд. историч. наук, писатель-фантаст.


"ЧЕРНАЯ КНИГА АРДЫ": КРАСНЫЙ ИДЕАЛ В ЧЕРНОМ ПЛАЩЕ

Книги профессора Толкиена в нашем Отечестве любят. И не только читают, но и продолжают.
Уже первое отечественное продолжение "Властелина колец" - "Кольца тьмы" Н.Преумова - написано как бы отчасти с позиции народов, участвовавших в Войне Кольца на стороне Мордера. В империи потомков Арагорна они оказались в приниженном положении. И в конце концов восстали и сокрушили ее, хотя предводитель их дорого поплатился за союз с силами тьмы.
Бойко, но на гораздо более низком уровне написан "Последний кольценосец" К.Еськова. Здесь финал Войны Кольца описан с позиций разбитых мордорцев, которые представлены борцами за технический прогресс, а их противники - этакими "зелеными" (не исламскими) реакционерами. При этом положительные герои Толкиена очернены и окарикатурены. Перемена знаков - операция не требующая ни знаний, ни таланта. Вот и вышел вместо трагедии шпионский боевик. "Прогрессивность" же его - на уровне XVIII-XIX вв., когда либеральные просветители безоглядно верили в научно-технический прогресс и не знали (или не хотели замечать), каким злом оборачивается он в условиях капитализма.
Но едва ли не самые талантливые продолжатели-оппоненты Толкиена - Наталья Васильева и Наталья Некрасова, известные в толкиенистских кругах под псевдонимами Ниенна и Иллет. Их "Черная книга Арды" состоит из двух частей (первую написала преимущественно Ниенна, вторую - Иллет). Одна - "священное писание" последователей Мелькора-Моргота, своего рода "анти-Сильмариллион". Другая - как бы анализ первой, проделанный умным и наблюдательным сотрудником гондорских спецслужб через несколько веков после Войны Кольца. Признаться, берясь за эти книги, я ожидал увидеть если не сатанизм, то этакое декадентское любование Злом. И вдруг… под черными плащами воинов тьмы обнаружил знакомый многовековой идеал - красный, коммунистический.
Толккиеновский Мелькор срисован с Сатаны, Аримана, Чернобога и им подобных. Соперник Бога (Илуватора) в творениибездарный и потому злобный, жестокий и коварный. У Ниенны же он скорее напоминает Прометея и даже… Христа (недаром последователи его величают Учителем). Он свободолюбив и горд, но не добр. Совершенно бескорыстно учит достижениям культуры сначала "эльфов тьмы" (у Толкиена отсутствующих) и орков, затем людей. (Заметим: черты культурного героя имеет и языческий Леки, и фольклорный Черт). Егообитель не твердыня Зла, а община, где каждый трудится на благо всех. Здесь нет высших и низших каст, ни тем более рабов. Есть Воины Знания, Воины Слова, Воины Свершения (земледельцы и ремесленники), Воины Меча. Смысл жизни тут - в труде и творчестве, свободном, по призванию. Речи нет о погоне за богатством, вообще о частной собственности, которую апологеты капитализма считают основой свободы. Сам Учитель - не Бог и не король, он правит лишь силой авторитета.
Ниенна избегает примитивного очернения противников Мелькора. Илуватар и боги (валары) у нее не злодеи. Они хотят добра своими творениям. Но правыми считают только себя и не терпят непокорности. Эльфы и здесь не хуже и не лучше, чем в "Сильмариллионе", где эти феодальные воители зачастую проявляют далеко не лучшие качества: жестокость, коварство, алчность.
Ниенна - богиня печали у Толкиена, и "Черная книга Арды" Ниенны-Васильевой романтична и печальна. Это прекрасное, возвышенное сказание об уничтоженной феодальными "крестоносцами" общине свободных тружеников.
Вторая книга, "Исповедь стража", призвана как бы несколько снизить впечатление от первой, дабы читатель, восхищенный ею, не потерял способности критически мыслить. "Правда побежденных", показывает Иллет, зачастую столь же необъективна, как и "правда победителей". Те и другие склонны идеализировать своих и очернять чужих. Вот и "Черная книга" во всем оправдывает Мелькора, а его кровавые и жестокие дела списывает на не в меру усердных учеников вроде Гортхаура (будущего Саурона). И все же почитать Мелькора Святого, по крайней мере лучше, чем Мелькора Злобного и Жестокого. (Действительно, идеализировать у нас умеют хоть Николая Кровавого, хоть Бандеру. А всегда ли мы бываем объективны, превознося - действительно великое - советское прошлое?). Самое же интересное в "Исповеди стража" то, что, оказывается, мелькорианцы продолжают действовать. И где-то на краю света есть страна, где живут по заветам Мелькора. (Заметим, что представить Мордор воплощением этих заветов Ниенна не решается).
Такова сила коммунистического идеала, не умирающего вот уже две с половиной тысячи лет, начиная с Пифагора. А если начать с мифов о Шамбале-Гиперборее-Белом острове (лежащем, кстати, на крайнем севере, как и Твердыня), то не меньше четырех тысяч. И не могут его "дискредитировать" никакие неудачи, ошибки, даже преступления, как не может "дискредитировать" Солнце самая жестокая засуха. Толкиенизм, порожденный отвращением культурных и любящих историю людей к "ценностям" капитализма, закономерно приходит к ценностям коммунистическим. Ведь корни фэнтэзи лежат в традиционном (в том числе - первобытно-коммунистическом) обществе с его коллективизмом, бескорыстием, мужеством, честностью.
Защитники капитализма, возможно, взвоют о "красном сатанизме". Однако нет ничего более противоположного по духу, чем "Черная книга Арды" и "Сатанинская библия" Ш.Лавея. Первая отражает мораль тружеников в ее наивысшем развитии. Вторая - антимораль буржуазии, основанную на эгоизме, безнравственности и цинизме.

Д.М.Дудко (Дм.Баринов),
канд. историч. наук, писатель-фантаст.

главная ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ -----------------------------------фантастика-